Архив

«Паспорт здоровья» — абсурд или ювенальный умысел?
Белобородов Игорь Иванович  — кандидат социологических наук, директор Института демографических исследований, главный редактор портала Демография.ру.

Проект паспорта здоровья на сайте Министерства образования
(скачать в PDF)

В последнее время активно обсуждается целесообразность использования в школьном образовательном процессе так называемого «паспорта здоровья». По мнению экспертов, вопросы, которые в нем содержатся, преследуют скрытую цель сбора конфиденциальной информации о частной жизни семьи.

Заметим, что такого грубого вмешательства в личную жизнь людей страна не видела даже в советскую эпоху. При этом ни о каком мониторинге данных с целью улучшения здоровья и социального положения школьников не может быть речи. Дело в том, что подробная информация, дающая яркую картину медико-социального состояния российских детей в каждом регионе, содержится как в отчетах Минздравсоцразвития, так и в текущей статистке Росстата, Минэкономразвития и др. ведомств.

Для специалистов и многих родителей очевидно, что нет никакой обоснованной необходимости для проведения столь бесцеремонного анкетирования, да еще и по такому широкому кругу вопросов.

Однако наличие идеи «паспортизации» легко объяснить, если рассмотреть данную меру как одну из технологий формируемой ювенальной системы. В таком контексте личная информация школьников, безусловно, имеет высочайшую ценность, поскольку раскрывает весь внутренний мир семьи.

Такой лукавый шпионаж за жизнью юных россиян очень эффективен с точки зрения выбора потенциальных жертв. Массовый опрос детей посредством т. н. «паспорта здоровья», по сути, является охотой на слабых и беззащитных. Ведь пострадают, естественно, не семьи олигархов, а обычные российские родители и их дети.

Итак, рассмотрим основные моменты и, собственно, основания агрессивно навязываемой «паспортизации» школьников.

Много внимания в упомянутом «паспорте» уделяется здравоохранным вопросам. Но разве министерство здравоохранения передало свои полномочия средним образовательным учреждениям? Зачем министерству образования вдруг понадобилось дублировать функции совершенно другого ведомства.

Дело школы, как мы знаем, — учить, а не лечить и не мониторить здоровье школьников. Пусть чиновники от образования сначала научатся выполнять свои профильные задачи. Ведь печальный опыт ЕГЭ и многие другие школьные проблемы говорят о явном дефиците профессионализма.

Впрочем, непрофильный характер данного «документа» — далеко не единственный повод для обоснованных родительских претензий.

Намного тревожнее, что ухудшение здоровья школьников, о котором так «пекутся» ювенально озабоченные чиновники, происходит как раз в процессе школьного обучения. Согласно статистике Минздравсоцразвития, из 16,3 миллиона детей школьного возраста две трети детей имеют отклонения в состоянии здоровья. Среди 13,6 миллиона детей, обучающихся в школах, только 21,4% имеют первую группу здоровья, и почти столько же (21%) имеют хронические нарушения, в том числе инвалидизирующие(!) заболевания [1].

Показательно, что к моменту получения аттестата полностью здоровыми остаются лишь 10% выпускников. Как утверждает все тот же Минздравосоцразвития, общая заболеваемость школьников в возрасте до 14 лет за последние 5 лет возросла на 16%, подростков 15–18 лет — на 18%. Здоровье детей ухудшают вынужденная малоподвижность и перегрузки, связанные с избыточностью школьной программы.

По данным НИИ гигиены и охраны здоровья детей и подростков РАМН, 100% российских школьников имеют хронический дефицит сна, дети становятся нервными, легковозбудимыми, до 65% подвержены невротизму. Частота случаев сильного утомления среди девяти- и одиннадцатиклассников в профильных классах составляет до 30%, а среди десятиклассников превышает 40% [2].

Представленная информация подтверждается и со стороны Роспотребнадзора, специалисты которого утверждают, что именно обучение в школах пагубно сказывается на здоровье российских детей. Около 75% школьников страдают гиподинамией, а у половины учащихся наблюдается выраженное утомление к концу дня. Кроме того, у многих детей выявлено повышенное давление, а у 80% отмечаются невроподобные реакции.

По словам медиков, виной тому прежде всего чрезмерные нагрузки в школе: с учетом времени, уходящего на выполнение домашних заданий, учебный день школьников младших классов достигает 10 часов, старшеклассников — 12–15 часов [3].

Спрашивается: с какой целью «менеджеры» образования пристально отслеживают состояние здоровья российских школьников? Если отвлечься от заготовленных ювенальных отговорок, то объяснение напрашивается само: подобные действия дают сторонникам разрушения семьи неограниченные возможности, — зафиксировав нарушения здоровья у ребенка, можно обвинить его родителей в ненадлежащем уходе и т. д. Технология хорошо отработана и действует почти безотказно — даже самые благополучные родители в такой ситуации всегда вынуждены оправдываться. Причем оправдываться за то, что школа инвалидизирует их детей.

Однако если всего на секунду представить, что у нас соблюдаются законы, а родители являются чуточку активней, то именно они давно должны были засыпать исками суды всех уровней, по поводу вреда, систематически наносимого школой здоровью миллионов детей.

Впрочем, мониторинг здоровья — это только начало. Желая контролировать жизнь семьи полностью, авторы ювенальной анкеты включили в нее даже контроль приема пищи. Разделы «паспорта» так и называются — «суточный рацион» и «контроль питания». Такое любопытство при всем желании нельзя объяснить иначе, как необходимостью сбора «компромата» на максимально возможное число семей.

Ведь суточный рацион среднего российского школьника из любого региона можно подробно изучить на основе данных текущей статистики. В ней же можно найти и данные о потребительской корзине, о реальном прожиточном уровне детей, трудоспособных и пожилых — по всем возрастным группам вплоть до разбивки по месячным интервалам.

Но, видимо, не это интересует ювенальствующих чиновников. Подспудная цель авторов опросника состоит явно не в улучшении качества питания учащихся российских школ. Иначе они бы уже давно обеспокоились тем фактом, что на питание российского школьника в ряде регионов выделяется от 11 до 20 рублей в день [4]. Эти «щедрые» суммы примерно в 3 и в 6 раз, соответственно, ниже установленных норм калорийности.

Стоит также учесть, что весь этот мониторинг с явно претензионным подтекстом в сторону родителей происходит в стране, где жителям созданы далеко не лучшие экономические условия.

Стоимость потребительской корзины, по данным Росстата, только с начала настоящего года выросла на 5,3%. Цены на продовольственные товары в феврале увеличились на 1,3%, а в 10 регионах прирост потребительских цен составил 1,7% и более. Уровень безработицы в феврале 2010 года, по предварительным данным, составил 8,6% экономически активного населения[5]. Этот перечень можно продолжить нищенским уровнем оплаты труда, отсутствием социальных стандартов и гарантий, ростом тарифов ЖКХ и т. д.

Не менее интересным пунктом анкеты является раздел «моя комната/мое рабочее место». Здесь ребенку предлагается подробно описать жилищно-бытовые условия, причем настолько подробно, что даже требуется фотография. На любопытство авторов по поводу наличия у ребенка отдельной комнаты хочется ответить следующее.

По результатам специального исследования, известно, что среди членов семей из трех и более человек только 3,1% имеют достойные жилищные условия, при которых число членов семьи меньше числа комнат. Хорошие жилищные условия, когда число комнат равно числу членов семьи имеет лишь 16,8% семей. В общей сложности лишь около 20% членов семей из трех и более человек имеют приемлемые жилищные условия, а у остальных 80% эти условия нельзя признать таковыми. Более того, у 41,6% семей эти условия явно неудовлетворительны — им не хватает по две комнаты и более [6]. Кроме того, по мнению известного экономиста Сергея Глазьева, для того, чтобы выполнить заявленные планы властей по обеспечению россиян доступным жильем, необходимо в десять раз больше средств, чем выделяется [7].

Окончательную абсурдность «паспорту здоровья» придает вопрос безопасности личной информации, на который никто из инициаторов «паспортизации» пока не удосужился ответить.

Только представим себе, что эти данные попадут в руки злоумышленников, которые сразу получат доступ к информации о материальном состоянии членов семьи, общественном положении родителей, состоянии здоровья и т. д.

Какие гарантии может предоставить Министерство образования и науки и любая отдельно взятая школа, учитывая тот факт, что персональная информация клиентов периодически пропадает даже из солидных банков? И это, несмотря на то, что у последних, в отличие от российских школ, имеются мощнейшие службы безопасности.

 

В связи с вышеизложенным возникает ряд прямых вопросов к авторам и заказчикам подобных анкет.

Во-первых, какое, право имеет государство в лице чиновников от образования вводить «контроль питания» ребенка, выделяя на школьное питание ребенка жалкие 11 рублей?

Во-вторых, какое право имеет государство держать спрос за состояние здоровья ребенка, выделяя на здравоохранение всего 3,6% от ВВП? (Для сравнения отметим, что в странах ЕС расходы на здравоохранение составляют от 6% до 10%, в США — 14% от ВВП[8].)

И в конце концов, какое право имеет государство интересоваться жилищными условиями ребенка, выделяя в десять раз меньше минимально необходимого для обеспечения своих граждан жильем?




[1] http://infox.ru/03/children/2010/01/19/Dvye_tryeti_rossiysk.phtml

[2] Московская правда. 13.02.09; Комсомольская правда. 25.03.2009 — http://kp.ru/daily/24266/462102/ 

[3] http://www.utro.ru/articles/2005/03/28/422104.shtml

[4] «Российская газета». Власти Орла выделяют на школьное питание в 6 раз меньше, чем положено по нормам —
http://www.rg.ru/2009/09/08/reg-roscentr/pitanie-anons.html
http://www.news.nashbryansk.ru/2009/09/09/chronicles/zavtrak-shkolnika/
http://www.regnum.ru/news/1068042.html

[5] Infox.ru. Стоимость потребительской корзины увеличилась на 5,3% — http://infox.ru/business/consumer/2010/03/19/Stoimost_potryebitye.phtml

[6] Синельников А. Б. Жилищные условия и жизненный цикл семей.// Научный интернет-журнал «Демографические исследования», № 3

[7] «Время новостей». Не туда идет Россия. — http://www.vremya.ru/2005/230/4/140903.html

[8] Ачкурин Р. С., Улумбекова Г. Э. «Недофинансирование здравоохранения — удел слаборазвитого государства» — http://ethnocid.netda.ru/analitika/akchurin.htm


Дата публикации: 2010-05-11 01:22:12