Архив

Типы семей и демографическая политика в России
Синельников Александр Борисович — кандидат экономических наук, доцент кафедры социологии семьи и демографии социологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова

1. Демографическая типизация семей

С точки зрения демографии, семьи классифицируются по трем основным параметрам — числу детей, полноте состава семьи и ее родственно-поколенной структуре.

1.1. Число детей в семье

Для простого замещения поколений требуется, чтобы среднее число детей в расчете на одну супружескую пару, способную их иметь, составляло не менее, чем 2,5—2,6. [1] Эти расчеты выполнены с учетом смертности в детских и молодых возрастах, а также того, что:

  • некоторые женщины не выходят замуж;
  • какая-то часть супружеских пар не может иметь детей;
  • многие браки распадаются из-за развода или преждевременного овдовения до выхода жены из репродуктивного возраста.

Если подобные расчеты исходят из несократимого минимума семей, которые из-за каких то заболеваний вообще не могут иметь детей, то существует и минимальная доля семей, которые могут иметь лишь одного ребенка — как по состоянию здоровья, так и из-за плохих супружеских отношений, да и по другим причинам.

Даже если этот минимум составляет всего 10%, то средняя в 2,5 ребенка будет складываться из распределения либо 10% с одним ребенком, 30% с двумя, 60% с тремя детьми, либо 10% с одним, 40% с двумя, 40% с тремя и 10% с четырьмя детьми. Возможны, конечно, и какие-то иные варианты распределения по числу детей, при котором средняя величина составит 2,5, но в любом случае семьи с тремя и более детьми будут, скорее всего, составлять не менее 50% от общего числа полных семей, завершивших свое формирование. [2]

В. А. Борисов считал семьи с одним-двумя детьми малодетными, поскольку они ни при каких условиях не обеспечивают нормального замещения поколений. Исходя из той же логики, он считал семьи с тремя-четырьмя детьми среднедетными, а семьи с пятью и более детьми — многодетными. [3]

Подобный подход основан на демографических критериях. С точки зрения других наук, например педагогики, критерии могут быть другими. А само население, скорее всего, посчитает двухдетные семьи среднедетными, ведь, по данным опросов, большинство семей однодетны, но идеальной моделью считают семью с двумя детьми.

Практика показывает, что, как правило, семьи имеют:

  • одного ребенка — при любых условиях (если позволяет здоровье);
  • двух детей — при благоприятных условиях;
  • трех и более детей — в большинстве случаев семьи не желают иметь ни при каких условиях.

По данным микропереписи населения 1994 года, женщины репродуктивного возраста (от 18 до 44 лет):

  • фактически имеют в среднем по 1,4 ребенка;
  • собираются иметь — в среднем по 1,77 (включая уже имеющихся детей);
  • хотели бы иметь — в среднем по 1,91 ребенка. [4] (Близость этого числа к двум указывает на то, что наиболее популярна двухдетная модель семьи).

К сожалению, в переписном листе 2002 года женщинам задавался вопрос только о том, сколько детей они родили, но не о том, сколько они собираются или хотели бы иметь. Судя по динамике рождаемости за последние десять лет, а также по данным опросов, которые несколько раз проводились Всероссийским центром изучения общественного мнения [5], уже после микропереписи 1994 г., двухдетная модель семьи в глазах большинства россиян по-прежнему остается нормой, а трехдетная рассматривается ими, скорее как некоторое отклонение от нормы.

Согласно законодательству о социальной защите населения, семьи, начиная с трех детей, признаются многодетными и пользуются определенными льготами. Это объясняется не только тем, что таких семей очень мало (по данным переписи 2002 г., они составляют лишь 3% от общего числа домохозяйств и 7% от числа семей с детьми до 18 лет), но и тем, что само население в наше время также считает эти семьи многодетными.

Представляется, что семьи с одним и двумя детьми все же не следует объединять в одну группу. С педагогической и психологической точки зрения есть разница между единственными детьми и детьми из двухдетных семей. К тому же среднедетные и многодетные семьи в недавно изданных итогах переписи 2002 г. объединены в группу: семьи с тремя и более детьми до 18 лет.

Поэтому в дальнейшем мы также будет подразделять семьи всего на три группы по числу детей:

  • семьи с одним ребенком;
  • семьи с двумя детьми;
  • семьи с тремя и более детьми.

1.2. Полнота состава семьи

По полноте состава семьи подразделяются на полные и неполные. Полной семьей большинство исследователей считают семью с супружеской парой, независимо от того, есть у этой пары дети или нет. Хотя, например, А. И. Антонов полагает, что бездетную пару не следует считать в строгом смысле семьей, поскольку она не соответствует двум из трех видов родственных связей между членами семьи (супружество, родительство и родство), которые он включает в свое определение семьи. В бездетной семье есть только супружество. [6] По мнению же В. А. Борисова, это все-таки семья, но неполная. [7] Однако почти все остальные специалисты по изучению семьи считают брачную пару полной семьей, даже в случае ее бездетности.

К полным семьям обычно причисляются и сводные семьи с отчимом или мачехой (step-family в англоязычной литературе). Эти семьи считаются полными потому, что в каждой из них есть муж, жена и ребенок (дети), причем отчим обязан заботится о детях жены, как о своих, а дети должны его слушаться, как отца. Но на практике, далеко не все неродные родители хотят и могут заменить родных отцов и матерей и отнюдь не все дети принимают их как родителей [8]. Нередко бывает, что отчим остается чуждым для ребенка своей жены не оттого, что плохо относится к ребенку, а оттого, что сам ребенок после развода сохранил тесные отношения с родным отцом и вообще не понимает, почему мать с ним развелась и привела в дом чужого человека.

Неполной обычно считается семья одинокой матери или отца с детьми. При этом дети могут быть и совершеннолетними. Семья является неполной и тогда, когда в ней проживают родители и/или родственники одинокой матери или отца. В таком случае это будет расширенная неполная семья. Если старшее поколение представлено супружеской парой (бабушка и дедушка), с которой проживает овдовевшая, разведенная или никогда не бывшая замужем дочь и ее ребенок (дети), то такая семья тоже неполная, поскольку в ней нет супружеской пары в среднем поколении[9].

Неполными можно считать и семьи, в которых дети живут с дедушкой и/или бабушкой, но без отца и матери, поскольку их родители развелись, а мать затем либо умерла, либо была лишена родительских прав за пьянство и дурное обращение с детьми, после чего старики взяли детей на воспитание. Либо мать нашла себе нового мужа или сожителя, который не пожелал заботиться о ребенке, и она сама отдала ребенка своим родителям.

В этих случаях, даже если старшее прародительское поколение представлено супружеской парой, семья, безусловно, является неполной, поскольку среднего, то есть, родительского поколения в ней вообще нет. С психологической и педагогической точки зрения, дедушки и бабушки, выполняющие родительские функции, вряд ли могут заменить родителей, поскольку их роль в семье принципиально иная. Точно так же неполными являются семьи, в которых дети проживают с дядями, тетями, старшими братьями и сестрами либо другими родственниками. Чаще всего такие семьи тоже образуются из-за полного распада родительских семей.

1.3. Родственно-поколенная структура

По родственно-поколенной структуре семьи делятся на три типа:

  • нуклеарные семьи;
  • расширенные семьи.
  • прочие семьи.

Первые два типа считаются основными и подразделяются на ряд подтипов.

Нуклеарные семьи состоят только из супругов с детьми или без детей (подтип — полные нуклеарные семьи) или одиноких матерей либо отцов с детьми (подтип — неполные нуклеарные семьи).

Словосочетание «нуклеарная семья» (по-английски — nuclear family) образовано от латинского слова nucleus («ядро»). Семейным ядром считается супружеская пара с детьми или без них (полное семейное ядро) или одинокая мать (отец) с детьми (неполное семейное ядро). Полная нуклеарная семья состоит только из полного семейного ядра, неполная нуклеарная семья — только из неполного семейного ядра.

В расширенных семьях, кроме членов семейного ядра есть еще и другие родственники — чаще всего родители одного из супругов в полных семьях или одинокой матери (отца) в неполных семьях. Наличие детей от предыдущих браков не превращает сводные семьи в расширенные, если других старших или боковых родственников в их составе нет.

Супружеские пары с детьми или без них, проживающие без родственников - это полные нуклеарные семьи, а проживающие хотя бы с одним из родственников — это полные расширенные семьи.

Одинокие родители с детьми, в семьях которых нет никаких других родственников — это неполные нуклеарные семьи. Если же одинокая мать или отец проживают не только с детьми, но также и хотя бы с одним родителей и (или) родственников, то они образуют расширенные неполные семьи.

Прочие неполные семьи, которые нельзя отнести ни к нуклеарным, ни к расширенным. Это те семьи, в которых дети проживают только с дедушками, бабушками и прочими родственниками, но без обоих родителей.

Из-за нуклеаризации семей, то есть разделения среднего и старшего поколений, ухода супружеских пар из отчего дома, дети часто оказываются оторванными не только от дедушек и бабушек, но и от самих родителей [10], если в семье и отец и мать очень много работают.

Стремление молодых и не только молодых супружеских пар отделиться от старшего поколения носит практически всеобщий характер и рассматривается большинством ученых, изучающих семью, как позитивный процесс. Но то, что хорошо для родителей, не всегда хорошо для детей, в том числе и в педагогическом аспекте.

2. Число детей в семье: проблема единственного ребенка

Для родителей может быть удобнее ограничиться одним ребенком, чтобы не осложнять себе жизнь. Однако единственным детям присущи многие проблемы, которые отсутствуют (а если и присутствуют, то в меньшей степени) у детей, имеющих братьев и сестер. Единственные дети часто ощущают себя центром не только семьи, но и всего мироздания. Нередко они бывают очень избалованными, эгоистичными, плохо социализируются, конфликтуют в учебных коллективах (а впоследствии и на работе), испытывают большие трудности в супружеских отношениях, поскольку не умеют уступать.

В связи с этим большой интерес представляют данные переписи о доле однодетных семей среди всех семей и единственных детей среди всех несовершеннолетних детей.

В период между 1979 и 1989 гг. доля семей с одним ребенком уменьшилась с 58% до 51%, а доля семей с двумя и более детьми, напротив, увеличилась с 33 до 39%. Это было результатом временного повышения рождаемости, вызванного мерами демографической политики, принятыми в начале и середине 1980-х годов. Повышение коснулось главным образом вторых детей. Продление отпусков по уходу за детьми и введение частичной их оплаты привело к тому, что многие семьи решились на рождение второго ребенка. Вероятно, в тот период повышение рождаемости оказало позитивное влияние на воспитательный потенциал семей.

Однако доля семей с тремя и более детьми увеличилась незначительно — с 9% до 10%, поскольку большинство семей просто не имело потребности в таком их числе. Поскольку доля среднедетных и многодетных семей осталась незначительной, демографическая политика того периода не решила проблему воспроизводства населения по существу. К тому же подъем рождаемости оказался кратковременным.

Таблица 1 — Распределение по числу детей до 18 лет, по данным переписей населения РФ в 1979, 1989 и 2002 годах
(в процентах к числу семей, имеющих несовершеннолетних детей)

Всего с детьми до 18 лет В том числе:
с одним ребенком с двумя детьми с тремя и более детьми
1979 100 58% 33% 9%
1989 100 51% 39% 10%
2002 100 65% 28% 7%

 

Рассчитано по «Итогам Всероссийской переписи населения 2002 года». Т. 6. М., 2005, табл. 2, а также по аналогичным публикациям итогов переписей 1979 и 1989 гг.

 

Снижение рождаемости в период между 1989 и 2002 годов привело к тому, что доля семей с одним ребенком повысилась с 51% до 65%. А доля семей с двумя детьми, напротив, уменьшилась очень резко — с 39% до 28%, а с тремя и более детьми — с 10% до 7%.

Ситуация в 2002 году оказалась хуже не только по сравнению с 1989 годом, но даже и по сравнению с 1979 годом, хотя до 1979 года активной демографической политики в стране не проводилось. Изменение распределения семей по числу детей сложилось из-за катастрофического падения рождаемости, на которое, несомненно, повлияли социальные потрясения 1990-х годов.

Однако следует иметь в виду, что доля семей с одним ребенком создает преувеличенное представление о доле единственных детей среди всех детей. С другой стороны, доля семей с тремя и более детьми составляет, по данным переписей населения 2002 года, лишь 7%, однако доля детей, живущих в этих семьях, достигает 16%, поскольку в каждой из таких семей не один ребенок, а, как минимум, трое (в среднем 3,4).

Рисунок 1 — Распределение семей с детьми по числу детей до 18 лет (по данным переписей 1979, 1989 и 2002 гг.)

В 1979 г. единственные дети составляли 38% от общего числа детей, детей из двухдетных семей было 42%, а каждый пятый ребенок (20%) воспитывался в большой семье — с тремя и более детьми. Повышение рождаемости в 1980-х годах привело к тому, что доля единственных детей уменьшилась до 31%, а доля детей из двухдетных семей повысилась до 48%. Доля же семей с тремя и более детьми изменилась мало и составила 21%.

В 2002 году из общего числа всех несовершеннолетних детей, проживающих в частных домохозяйствах из двух и более лиц [11], самую большую группу составили единственные дети — их было 45%, то есть почти половина от общего числа. Дети из двухдетных семей составили 39%, из семей с тремя и более детьми — только 16%.

При этом в городских семьях доля единственных детей уже превышает половину (51%), в двухдетных семьях воспитывается 38% детей, а в семьях с тремя и более детьми — 11%. В сельской местности распределение совсем иное: 31% единственных детей, 41% детей из двухдетных семей и 27% — из семей с тремя и более детьми. [12]

Рисунок 2 — Доля детей, проживающих в семьях с разным их числом (по данным переписей 1979, 1989 и 2002 гг.)

Хотя высокая доля детей, живущих в однодетных семьях, характерна для всей России в целом, особенно проблематичны регионы, где эта доля составляет 50% и более. Из 89 субъектов РФ таких оказалось 32, в том числе: города Москва и Санкт-Петербург, Тульская, Мурманская, Московская, Ярославская, Ивановская, Владимирская, Магаданская, Смоленская, Сахалинская, Нижегородская, Рязанская, Ленинградская, Калужская, Пензенская, Самарская, Камчатская, Тверская, Калининградская, Воронежская, Псковская, Липецкая, Костромская, Орловская, Новгородская, Свердловская, Тамбовская области, Приморский и Хабаровский край, Карелия и Мордовия. Выше всего эта доля в Санкт-Петербурге, где 59% всех детей — единственные. В Москве их 55%.

Относительно низкая доля единственных детей (менее 30%) имеет место только в десяти национальных автономиях. Это Калмыкия, Карачаево-Черкесия, Северная Осетия, Усть-Ордынский и Агинский Бурятские автономные округа, Кабардино-Балкария, Тыва, Дагестан, Чечня и Ингушетия. Меньше всего единственных детей в Дагестане (13%), Чечне (8%) и Ингушетии (4%). В этих республиках подавляющее большинство детей (56%, 73% и 84% соответственно) воспитываются в семьях с тремя и более детьми.

3. Проблема неполных семей

По данным переписи 1979 г., детей, которые жили в семьях без одного и даже без обоих родителей, в России было 5,0 млн. (14,2% от общего числа детей до 18 лет, живущих в семьях). К 1989 г. их число увеличилось до 5,3 млн., но доля от общего числа несовершеннолетних детей в семьях, напротив, даже немного понизилась и составила 13,8%.

Перепись 2002 г. показала, что в неполных и прочих семьях воспитывается уже 7,1 млн. детей, а их доля от общего числа детей в семьях возросла до 23,3%. В городах на такие семьи приходится 26% детей, в селах — 17%.

Хотя в советское время доля детей, которые воспитывались в семьях без одного или обоих родителей, была весьма значительной, но она, по крайней мере, не увеличивалась. Тот факт, что в период между переписями 1989 и 2002 годов эта доля возросла в 1,7 раза, свидетельствует как о значительном снижении воспитательного потенциала семей в эти годы, так и о том, что это снижение нельзя считать только простым продолжением тенденций советского времени.

Кризис семьи в России на рубеже XX и XXI веков связан с общим кризисом российского общества, который негативно повлиял и на воспитательный потенциал семей.

Число детей, которые воспитываются без одного или обоих родителей, растет за счет всех факторов формирования неполных семей. На этот процесс оказывает влияние высокий уровень разводимости и внебрачной рождаемости. Немалую роль играет и повышение уровня смертности в средних возрастах, особенно среди мужчин: это ведет к вдовству и сиротству.

Тот факт, что более 75% детей воспитываются в полных семьях, не должен создавать иллюзию, что все они получают нормальное воспитание. Немалую часть из этих семей составляют сводные семьи. При переписи женщин спрашивают, сколько детей ими рождено, но не уточняют — в каком именно браке рождены дети. Ориентировочно можно считать, что сводных семей не менее 10%. Далеко не всегда повторное замужество матери повышает воспитательный потенциал семьи.

Социолог Т. А. Гурко на основании опросов старшеклассников и их родителей установила, что и родные отцы нередко самоустраняются от воспитания детей, но отчимы поступают так еще чаще, чем отцы. [13]

Кроме того, по мнению некоторых социологов, в том числе и самой Т. А. Гурко, во многих полных семьях, причем не только сводных, конфликты между родителями настолько ухудшают психологическую атмосферу, что после развода обстановка в доме становится спокойнее и условия для воспитания детей улучшаются. [14]

Подобная точка зрения обычно высказывается теми учеными, которые проводят гендерные и феминистские исследования и придерживаются концепции семейного многообразия или плюрализма. Они не считают, что существует единственный нормативный тип семьи, основанный на практически нерасторжимом браке с несколькими детьми, а все прочие типы суть отклонения от нормы. Для многих из этих авторов неполные, однодетные и даже бездетные семьи — это также нормальные варианты семьи.

То, что данные типы семей не обеспечивают простого замещения поколений, их не интересует, поскольку, по их мнению, естественную убыль населения страны надо компенсировать массовой иммиграцией. Беспокойство по поводу того, что это приведет к превращению коренного населения в национальное меньшинство в своей стране, они считают проявлением расизма.

Что же касается воспитательного потенциала семей, то они полагают, что одного ребенка можно воспитать даже лучше, чем нескольких, поскольку единственному ребенку родители скорее могут обеспечить более качественное и дорогостоящее образование, чем двум или трем детям. При этом смешиваются два нетождественных понятия — «воспитание» и «образование».

Хотя высокая доля детей, которые воспитываются в семьях без одного или обоих родителей, характерна для России в целом и составляет 23%, особую тревогу вызывают те регионы, где она превышает 25%. Таких регионов оказалось тоже 32 (то есть, столько же, сколько и регионов с высокой долей единственных детей).

В число регионов с высокой долей детей, живущих в неполных семьях вошли: Москва, Санкт-Петербург, Чукотский, Корякский и Таймырский автономные округа, Ленинградская, Московская, Тульская, Новгородская, Ивановская, Магаданская, Еврейская автономная, Псковская, Камчатская, Смоленская, Владимирская, Республика, Свердловская, Сахалинская, Тверская, Калужская, Иркутская, Томская, Мурманская, Калининградская, Архангельская, Челябинская, Амурская области, Карелия, Тыва, Коми, Приморский и Хабаровский край.

Самая высокая доля детей, получающих воспитание в семьях без одного или обоих родителей, имеет место в Москве, где она составляет 34%, то есть больше трети от общего числа детей до 18 лет во всех семьях. Затем идут Санкт-Петербург и Чукотский автономный округ, где эта доля равна одной трети — 33%.

В 47 из 89 субъектов РФ доля детей, живущих в неполных семьях, составляет от 20 до 24%, что близко к среднероссийскому уровню. Лишь в десяти национальных автономиях она меньше 20%. Это Ханты-Мансийский, Ямало-Ненецкий и Коми-Пермяцкий автономные округа, Северная Осетия, Мордовия, Карачаево-Черкесия Ингушетия, Кабардино-Балкария, Чечня, Дагестан.

Самые низкие показатели имеют место в Чечне и Дагестане (13%). Лишь в этих двух республиках доля детей, которые воспитываются в семьях без одного или обоих родителей ниже (да и то не намного) соответствующего показателя в целом по России за 1979 и 1989 гг. В Чечне эта доля была бы еще ниже, если бы не сиротство из-за войны.

Наиболее проблемными в аспекте воспитательного потенциала семей являются 20 регионов, в которых высока как доля единственных детей (50% и более), так и доля детей в семьях без одного или обоих родителей (25% и более). Это Москва, Санкт-Петербург, Ленинградская, Московская, Тульская, Новгородская, Ивановская, Магаданская, Псковская, Камчатская, Смоленская, Владимирская, Свердловская, Сахалинская, Тверская, Мурманская, Калининградская области, Хабаровский и Приморский край, Карелия.

В целом по России 23,3% всех детей воспитываются в семьях без одного или обоих родителей. Из них 12,4% детей приходится на неполные нуклеарные семьи, в том числе 11,4% детей воспитываются только матерями и 1% — только отцами. 8,6% детей получают воспитание в неполных расширенных семьях, где помимо одинокой матери или отца есть также бабушка или дедушка (но не оба вместе) и(или) другие родственники. Это в какой-то степени смягчает проблему отсутствия в семье одного из родителей. С другой стороны, 2,2% детей живут в семьях, где вообще нет ни отца, ни матери.

4. Последствия ориентации демографической политики на мать с ребенком

Те демографы, которые считают низкую рождаемость катастрофой для России, рассматривают проблему единственных детей как одно из важных следствий (или проявлений) этой катастрофы. К сожалению, они уделяют меньше внимания проблеме детей в неполных семьях. Главной причиной роста доли неполных семей является низкая прочность семьи как социального института.

Без укрепления брака существенное повышение рождаемости невозможно.

Женщинам трудно решиться на рождение вторых и последующих детей, если они не уверены в прочности своих отношений с мужьями.

По данным социологического исследования, проведенного в Москве в 2004 г., среди тех женщин, которые собираются иметь меньше детей, чем желают, каждая четвертая (24,2%) ответила, что сложности во взаимоотношениях в семье мешают или даже очень мешают рождению желаемого числа детей. [15]

Представляется, что все попытки решить проблему повышения рождаемости, как в нашей стране, так и во всех других странах, где такие попытки предпринимались, имели лишь небольшой и непродолжительный эффект отчасти из-за того, что данную проблему пытались изучать в отрыве от проблемы упрочения брака как основы семьи. Правда, такая цель как «упрочение семьи и создание благоприятных условий для роста населения» декларировалась еще в постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 22.01.1981 «О мерах по усилению государственной помощи семьям, имеющим детей». Но неясно, каким образом принятые тогда (да и позже) меры могли способствовать укреплению семьи.

Введение частично оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком до 1 года и неоплачиваемого отпуска по уходу за детьми от года до 1,5 лет способствовало небольшому и непродолжительному повышению рождаемости в 1982—1987 гг., в основном за счет вторых детей. Позже частично оплачиваемый отпуск был продлен до достижения ребенком 1,5 лет, а неоплачиваемый — до 3-х лет, но на рождаемость это почти не повлияло.

Влияние этих мер на укрепление семьи еще проблематичнее, чем влияние на рождаемость, которое можно объяснить созданием более благоприятных условий для реализации потребности семей в двух детях. Переживаемые семьями с маленькими детьми трудности (причем не только и не столько материальные) могут способствовать конфликтам между супругами.

Но развод может избавить от этих трудностей лишь отца, матери же, напротив, станет еще труднее. В семьях с маленькими детьми, основными кормильцами, как правило, являются отцы. Даже если мать работает, материальное положение таких семей в случае развода резко ухудшается. До развода все заработки отца шли в семейный бюджет, после — он должен платить алименты — 25% своих доходов на одного ребенка и 33% на двух. Однако далеко не все отцы исправно платят алименты.

Вопреки распространенному мнению, отцы не так уж часто уходят из семьи. Еще Л. В. Чуйко констатировала тот факт, что инициаторами развода в подавляющем большинстве случаев (свыше 60%) выступают жены. Перевес женской инициативы складывается за счет разводов как раз в семьях с детьми (около 70%), а в семьях без детей число разводов по инициативе мужей и жен примерно одинаково.

Мужская инициатива превалирует только в семьях, где возраст супругов превышает 40 лет. [16] Дети в этих семьях чаще всего уже совершеннолетние, поэтому ответственность за них не удерживает отцов от развода. Мужчины старше 40 лет имеют больше шансов на повторный брак, чем женщины. Вторые жены этих мужчин обычно намного моложе, чем они сами и их бывшие супруги.

Исследования, проведенные разными авторами, подтверждают, что женская инициатива в разводах составляет от 60 до 80% и даже более.

Согласно исследованию, проведенному Я. Г. Николаевой в Чебоксарах, подавляющее большинство разводов, в том числе и в семьях с детьми, происходит по инициативе женщин. Преобладание женской инициативы имеет место не только тогда, когда развод вызван пьянством мужа (что вполне объяснимо), но и тогда, когда причиной развода является так называемое несходство характеров. Мужья выступают инициаторами развода главным образом тогда, когда у них уже есть другие женщины, к которым можно уйти. [17] В США и большинстве европейских стран инициаторами развода тоже чаще всего являются жены.

Препятствием к разводу служит зависимость жен от мужей в тех случаях, когда жены зарабатывают гораздо меньше или не работают (а эта ситуация типична для семей с маленькими детьми). Правда, от расторжения брака это удерживает не всегда. Однако государство своей политикой, направленной на материальную помощь семьям с детьми, может способствовать распаду некоторых семей.

До 2005 года в России размер государственного федерального пособия составлял 70 рублей на каждого из детей, живущего с обоими родителями или получающего алименты, 105 рублей — на детей, родители которых (как правило, отцы) уклоняются от уплаты алиментов, 140 рублей — на детей одиноких матерей. При этом к числу последних относятся только дети, в свидетельстве о рождении которых нет записи об отце, либо эта запись произведена по заявлению матери и не подтверждена ни добровольным признанием отца, ни судебным решением об установлении отцовства. Пособия выплачивались в семьях с доходами ниже прожиточного минимума детям до 16 лет (учащимся с отрывом от производства, не получающим стипендии — до 18 лет).

В 2005 году вопрос о выплате этих пособий был передан субъектам Российской Федерации. Величина их в разных регионах зависит от возможностей их бюджетов. Но, как правило, размер пособия на ребенка в неполной семье выше, чем в полной.

В нашей стране и сами пособия на детей невелики, и разница между величиной пособия в полной и неполной семье незначительна. Но в странах Западной Европы, где выплачиваются значительные пособия на детей, размер этого пособия заметно больше, если мать ребенка не замужем. В такой ситуации родителям ребенка часто бывает выгодно не заключать брак (поэтому в скандинавских странах около половины новорожденных формально числятся внебрачными) или оформить фиктивный развод.

Повышенные пособия на детей «одиноких» матерей выплачиваются за счет налогов, которые государство собирает с более добросовестных, но отнюдь не более богатых, родителей, состоящих в браке. Остается все меньше желающих вступать в законный брак, работать и платить налоги. Все больше людей хотят жить за счет пособий на детей одиноких матерей, пособий по безработице, пособий по доведению доходов семьи (которая может числиться неполной, если это выгодно) до прожиточного минимума. Возникающие при этом проблемы неразрешимы даже для богатых стран, например, Швеции [18]

Это приводит не только к фиктивным, но и к настоящим разводам. Женщине, которая не довольна отношениями с мужем, но зависит от него материально, поскольку зарабатывает мало или не работает, будет легче решиться на развод, если она рассчитывает на дополнительную экономическую помощь государства.

Для нашей страны в прошлом такие проблемы носили гипотетический характер из-за мизерности самих пособий. Однако в Послании Федеральному Собранию Российской Федерации Президент РФ В. В. Путин назвал ряд мер по улучшению демографической ситуации с помощью существенного увеличения пособий на детей.

Приведем цитату из выступления президента:

«И, наконец, следующее, самое действенное, на мой взгляд: мера материальной поддержки. Считаю, государство обязано помочь женщине, которая родила второго ребенка и на долгое время выбывает из трудовой деятельности, теряя свою квалификацию. К сожалению, — и я думаю, здесь нечего стесняться, о таких вещах нужно говорить прямо, если мы хотим решить такие проблемы, — женщина в подобных случаях подчас попадает в зависимое, а иногда, прямо скажем, и в унизительное положение в семье.

И государство, если оно действительно заинтересовано в повышении рождаемости, обязано поддержать женщину, принявшую решение родить второго ребенка.

Должно предоставить в ее распоряжение, так сказать, первичный, базовый материнский капитал, который реально повысил бы ее социальный статус, помог бы решать будущие проблемы. И которым она могла бы распорядиться следующим образом: либо для решения жилищного вопроса, вложив его в приобретение жилья с использованием ипотеки или других схем кредитования по достижению ребенком трехлетнего возраста, либо направить эти средства на образование детей или, если захочет, положить деньги в накопительную часть своей собственной пенсии.

По мнению экспертов, размер таких государственных обязательств в денежном выражении не может быть меньше 250 тыс. рублей. И эта сумма должна ежегодно индексироваться по инфляции, конечно». [19]

Это может помочь семьям в решении жилищного вопроса, особенно в регионах, а также повлиять и на уровень рождаемости, хотя, вероятно, было бы лучше предоставлять «базовый капитал» также и при рождении третьего и последующих детей для тех семей, которые родили первых двух детей до введения данной меры. В своем послании президент упомянул и об этом моменте: «Встает вопрос о том, как быть в отношении тех семей, в которых уже есть не менее двух детей. Вопрос не праздный. И я полагаю, что депутаты примут по этому поводу взвешенное решение». [20]

Лучше всего предоставлять на каждого ребенка, начиная с третьего, такой же «базовый капитал», как и на второго. С одной стороны, нельзя допускать, чтобы родители-алкоголики пропивали эти деньги, а их дети попадали в детские дома или становились беспризорниками. С другой стороны, кроме образования детей и решения жилищной проблемы у каждой семьи много других проблем, например, расходы на лечение, на отдых и т.д. Очень важно, кто из родителей будет распоряжаться капиталом.

В Послании прямо указано, что это право предоставляется матери, да и сам капитал называется «материнским».

Представляется, что в данном случае государство повторяет свою старую ошибку, поддерживая не семью с детьми, а мать с детьми, то есть априори рассматривая каждую семью как неполную.

Одним из возможных объяснений преобладания женской инициативы при расторжении браков является то, что дети в таких случаях почти всегда остаются с матерями. Поскольку жилье делится пропорционально числу членов распавшейся семьи, доля, на которую имеет право бывший муж, как правило, меньше одной комнаты.

По моим расчетам, основанным на данных переписи 2002 года, примерно у 80% семей из трех и более человек число комнат меньше числа членов семьи. [21] Чаще всего мужчины не могут получить законную долю жилплощади де-факто, и на практике квартиры целиком достаются бывшим женам и детям.

Кроме того, многие женщины не позволяют бывшим мужьям видеться с детьми, хотя от алиментов не отказываются. Страх перед потерей жилья, денег и особенно перед утратой возможности полноценного общения с детьми удерживает многих мужчин от развода. Жен они не любят, но с детьми расставаться не хотят. Для женщин сдерживающим моментом служит материальная зависимость от мужей. Конечно, жены не проигрывают материально от развода с пьяницами. Но разводятся и с непьющими.

По данным исследования «Религия, семья, дети», проведенного кафедрой социологии семьи и демографии социологического факультета МГУ в 2003—2006 гг., на вопрос «как Вы относитесь к разводу из-за того, что один из супругов разлюбил другого и, несмотря на наличие детей, желает расторгнуть брак?» 28,4% респондентов выбрали ответ «считаю допустимым в любом случае», и лишь 22,5% — «считаю совершенно недопустимым». Остальные остановились на «промежуточных» вариантах — их можно считать уклончивыми.

Не только нерелигиозные люди, но и верующие (христиане и особенно иудеи) чаще высказывали безусловное одобрение разводам в подобной ситуации, чем их безоговорочное осуждение. Лишь у мусульман наблюдалась противоположная ситуация.

Таблица 2 — Распределение респондентов разных религиозных конфессий по ответам на вопрос: «Как Вы относитесь к разводу из-за того, что один из супругов разлюбил другого и, несмотря на наличие детей, желает расторгнуть брак?»
(в % к числу респондентов данной конфессии, ответивших на этот вопрос)

Религиозные конфессии Ответ и его значение в баллах Всего Средний балл
1 балл
(cчитаю допустимым в любом случае)
2
балла

балла
4
балла
5 баллов
(cчитаю совершенно недопустимым)
Христиане 29,4 11,8 18,1 13,0 27,6 100 2,98
Иудеи 28,7 23,2 21,3 20,7 6,1 100 2,52
Мусульмане 19,1 9,8 28,5 12,8 29,8 100 3,24
Нерелигиозные 40,7 17,0 18,5 13,3 10,4 100 2,36
Всего 28,4 13,8 21,0 14,2 22,5 100 2,88

 

Примечание: из-за увеличения числа опрошенных с 706 до 1085, показатели в таблице несколько отличаются от ранее опубликованных нами (Синельников А. Б. Семейная жизнь и религиозность // Демографические исследования. № 2. 2006. —
http://www.demographia.ru/articles_N/index.html?idR=20&idArt=247).

 

Базовый материнский капитал делает женщину более независимой от мужа и облегчает развод с ним, если она его разлюбила или никогда не любила. Она, например, может использовать эти деньги для покупки жилья только себе и ребенку. Жилье тогда потребуется поменьше и подешевле, а доля базового капитала в его стоимости выше, чем при покупке квартиры на всю семью, включая мужа.

Ситуация, в которой распоряжаются капиталом лишь матери, уменьшит авторитет мужей для жен и отцов для детей.

Данные социологических исследований показывают, что во многих семьях отцовский авторитет и так не высок. Как пишет Т. А. Гурко, «отцы, работающие в старом секторе экономики и занятые трудом невысокой квалификации, демонстрируют советские практики отстранения от семейной жизни и родительской роли. Обычно они не видят перспективы в передаче детям своих навыков и того, чему их учили родители, у них значительно снижен интерес к занятиям, как с сыновьями, так и с дочерьми». [22]

Кроме того, Т. А. Гурко отмечает, что «в большинстве проинтервьюированных семей не только девочки, но и мальчики сохраняют и к этому возрасту более тесные связи с матерями, которые, в свою очередь хотят видеть в них детей, а не взрослых». [23] Речь идет о старшеклассниках.

Итак, есть основания считать, что побочным эффектом предоставления матерям «базового капитала» может быть дальнейшее уменьшение прочности браков, что ослабит ожидаемый прямой эффект этой меры, т.е. повышение рождаемости.

Этой ситуации можно избежать, если дать обоим родителям равное право распоряжаться данными средствами. Расходы на демографическую политику от этого не повысятся, но сама политика не будет сопровождаться негативными побочными эффектами и станет намного результативнее.

 


 

[1] Синельников  А. Б. Сколько детей надо иметь в семье чтобы население не стало уменьшаться? // Рождаемость: известное и неизвестное. М.: Финансы и статистика, 1983. С. 50—60.

[2] Воспроизводство населения и демографическая политика в СССР. М., 1987. С. 200—216.

[3] Борисов  В. А. Перспективы рождаемости. М., 1976.

[4] Борисов В. А., Синельников А. Б.  Брачность и рождаемость в России: демографический анализ. М., 1996;

Борисов В. А. Желаемое число детей в российских семьях по данным микропереписи населения России 1994 года // Вестник Московского университета. Серия 18. Социология и политология, 1997, № 2, с.29—64.

[5] Бодрова В. Репродуктивные установки россиян как барометр социально-экономических процессов // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены, 1999, № 4, с.35—41.

[6] Социология семьи под ред. А. И. Антонова. М., 2005.

[7] Борисов  В. А. Перспективы рождаемости. М., 1976.

[8] Гурко Т. А. Родительство: социологический аспект. М., 2003.

[9] Герасимова  И. А. Структура семьи. М., 1974.

[10] Синельников А. Б. Историческая трансформация типа семьи // Семья в России. 2003. № 1. С. 100—110.

[11] При переписи 2002 г. данные, в отличие от предыдущих всероссийских переписей, разрабатывались не по семьям, а по частным и коллективным домохозяйствам, как это принято в международной статистике. Домохозяйство, в отличие от семьи, может состоять из одного человека.

Кроме того, в состав частного домохозяйства могут входить не только родственники. Однако число неродственных домохозяйств по данным переписи оказалось незначительным, поэтому понятие частного домохозяйства из двух и более лиц практически тождественно понятию семьи.

[12] Из-за округлений в расчетах сумма таких показателей не всегда равна 100%.

[13] Гурко Т. А.  Родительство: социологический аспект. М., 2003.

[14] Там же.

[15] Архангельский В. Н.  Мнения о «помехах» к рождению детей в семье и о действительных трудностях реализации желаемого числа детей (Таблица 1) // Интернет-журнал «Демографические исследования». № 3. http://www.demographia.ru/articles_N/index.html?idR=20&idArt=320

[16] Чуйко Л. В. Браки и разводы. М., 1975, с. 139 и др.

[17] Николаева  Я. Г. Пережить развод и остаться хорошими родителями. Как? Чебоксары, 2006.

[18] Карлсон А. Общество семья личность. Социальный кризис Америки. Альтернативный социологический подход // Пер. с англ. под ред. А. И. Антонова. М., 2002.

[19] Послание Федеральному Собранию Российской Федерации // Российская газета (Федеральный выпуск) от 11 мая 2006 г. (http://www.rg.ru/2006/05/11/poslanie-dok.html)

[20] Там же.

[21] Синельников А. Б. Жилищные условия и жизненный цикл семей // Интернет-журнал «Демографические исследования». № 3. 2006. —
http://www.demographia.ru/articles_N/index.html?idR=20&idArt=318.

[22] Гурко Т. А. Родительство: социологические аспекты. М., 2003. С. 73.

[23] Там же, с. 73.


Дата публикации: 2010-02-01 01:35:50