Архив

Французский взгляд на мигрантов в Европе

После прошлогодних событий во Франции, когда на улицы пригородов вышли тысячи молодых выходцев из Азии и Африки (а также родившиеся уже во Франции дети иммигрантов) и принялись крушить все на своем пути, эта страна в общественном сознании россиян стала своеобразным символом европейских проблем с миграцией.

Что думают об этом сами французы, как они за минувший год переосмыслили случившееся, какие сделали выводы и как сегодня смотрят на проблему миграции в Европу? Этим вопросам была посвящена лекция известной французской исследовательницы Катрин де Венден, прочитанная недавно в Медиатеке Французского института в Санкт-Петербурге.

 

Катрин Витол де Венден — политолог и юрист, руководитель исследовательского отдела Национального центра научного исследования, доктор политических наук (Высшая школа политических наук в Париже).

Уже 20 лет работает над различными темами, связанными с международной миграцией. Была консультантом Организации по сотрудничеству и экономическому развитию, Совета Европы, Европейской комиссии, а также экспертом Исполнительного комитета Управления Верховного Комиссара ООН по делам беженцев.

Должна ли Европа открыть свои границы для иммигрантов?

Прежде всего, госпожа де Венден отметила, что европейская политика иммиграции потерпела полный крах. Все посылы, на которых она строилась в течение последних десятилетий, оказались неверными. Что же это были за посылы?

Во-первых, предполагалось, что в связи с образованием Европейского союза произойдет «европеизация миграционной политики» — то есть, наиболее значительными будут миграционные потоки внутри самой Европы, из страны в страну. Это не подтвердилось. Основные миграционные потоки направлены на ЕС извне.

Во-вторых, ожидалось, что в периоды экономических спадов коренное население будет постепенно вытеснять мигрантов с низкопрестижной работы. Это тоже не случилось. Определенные сферы деятельности прочно закрепились в общественном сознании французов и других коренных европейцев как предназначенные для мигрантов, и коренные жители Европы не идут туда работать ни при каких обстоятельствах.

Наконец, третье: попытка сгладить приток мигрантов проведением «политики развития» стран-доноров рабочей силы провалилась. Для этих стран нелегальные мигранты зачастую являются одним из главных каналов притока денежных средств, и лишаться этого канала такие страны не хотят. Например, только за прошлый год мигрантами было отправлено из Европы в родные края порядка 14 миллиардов евро. К тому же руководство стран-поставщиков мигрантов, как правило, сильно коррумпировано, поэтому организовать какое-либо развитие в европейском ключе на их территориях не удалось.

Позиция же самих мигрантов очень проста: прибывая нелегальными путями в Европу, они заявляют властям примерно следующее — «либо легализуйте нас, либо убейте, обратно мы не поедем ни за что». И это не голословная декларация: по приблизительным прикидкам, переправляясь из Африку в Европу по морю гибнет примерно половина мигрантов. Рискуя в такой высокой степени, люди бегут не в поисках лучшей доли, а потому, что шансы выжить на родине — очень невелики. Кстати, бегут не самые нищие и темные, а напротив, имеющие хоть какие-то средства и образование. Низы же африканского населения просто молча гибнут.

Впрочем, Африка Африке рознь… До последнего времени основную массу мигрантов во Франции составляли выходцы из стран Магриба (Северной Африки). Сейчас этот поток постепенно стихает: рождаемость в странах Магриба резко уменьшилась и сейчас мало отличается от французской — два-три ребенка в семье. Основными поставщиками нелегальных мигрантов становятся страны к югу от Сахары. Однако, значительная часть этих мигрантов сегодня устремляется в относительно благополучную Южную Африку или оседает в тех же странах Магриба, которые сами постепенно становятся целями миграции, легальной и нелегальной. Таким образом, есть определенные симптомы того, что напор нелегальной миграции из Африки спадает.

Мигранты в европейских странах распределены весьма избирательно. По данным г-жи де Венден, более 60% приехавших в Европу турок живут в Германии (кстати, именно турки — самая многочисленная группа иммигрантов-неевропейцев в странах ЕС). Алжирцы и тунисцы, как правило, выбирают Францию, албанцы же выезжают почти исключительно в Италию и Грецию, где составляют абсолютное большинство как легальных, так и нелегальных мигрантов. В Испании и Португалии традиционно много выходцев из стран Латинской Америки. Марокканцы распределены по всем европейским странам.

При этом, по словам французской ученой, процессы интеграции иммигрантов также идут весьма неоднородно в разных общинах. Она сообщила, что среди молодых алжирцев довольно большой процент преуспел на рынке труда, растет количество смешанных браков с коренными французами, а дети алжирского происхождения успевают в школе не хуже детей французов соответствующих социальных слоев. Таким образом, прогноз на интеграцию алжирских иммигрантов во французское общество может быть дан довольно оптимистичный.

Но не все мигрантские общины успешно вписываются в европейскую жизнь. Так, головной болью европейцев являются цыгане, и все ожидают, что эта проблема особенно обострится в связи со скорым вступлением в ЕС Румынии.

Какие интеграционные механизмы используются европейскими странами для работы с мигрантами?

По словам де Венден, во Франции основная работа идет через муниципалитеты на местах, в городской среде. Эта страна сейчас расхлебывает былое увлечение идеями Ле Корбюзье, который полагал, что у горожан должно быть место для работы, место для сна и место для покупок. Так вокруг французских городов сформировались огромные и малопривлекательные спальные районы с дешевыми «местами для сна», заселенные молодыми неустроенными мигрантами и пожилыми французскими рабочими. Сейчас эти спальные районы приходится переделывать, наращивая там «среду для досуга» и осмысленного времяпрепровождения.

И все же, должна ли Европа открыть или захлопнуть свои границы для мигрантов? Катрин де Венден не дала на этот вопрос однозначного ответа. Но некоторые акценты расставила. Французская исследовательница подчеркнула, что приоткрыть двери для миграции в Европу настоятельно советовала ООН и лично генсек Кофи Аннан, ссылаясь на демографический кризис в Старом свете и катастрофическое старение населения. Маленький факт: в Италии мигранты-неевропейцы в основном занимаются уходом за пожилыми итальянцами.

Какой будет позиция по этому вопросу нового генерального секретаря ООН, представителя Южной Кореи Пан Ги Муна — пока неизвестно. Не то, чтобы эта позиция играла решающую роль, но определенное значение она все же, несомненно, имеет…

Тем временем Франция намерена увеличить поток нелегальных мигрантов, высылаемых из страны. Согласно проекту министра внутренних дел Николя Саркози, число высылаемых нелегалов будет составлять до 40 тысяч в год. Правда, госпожа де Венден относится к этим цифрам со скепсисом и утверждает, что на практике удается выслать только одиноких нелегальных мигрантов из малозначительных стран. «Если Франция хочет получать дешевый алжирский газ, она не должна высылать в Алжир нелегальных мигрантов — такова реальная жизнь», — признала французская гостья.

Кроме того, по ее словам, определенные меры, предпринятые французскими властями, позволили повысить рождаемость в стране, и сейчас во Франции обеспечено простое воспроизводство населения (среди мер стимулирования рождаемости — увеличение пособия на детей и развитие сетей детских яслей).
И, наконец, последнее: Европа намерена начать конкурировать с США в «борьбе за мозги». Будет предпринята попытка стимулировать приток на континент квалифицированных специалистов, а не подсобных и малоквалифицированных рабочих.

Отвечая на вопросы петербургской аудитории, госпожа де Венден заметила, что в ситуации с миграцией в странах ЕС и России много общего. Действительно, это бросается в глаза. И хотелось бы, чтобы разработчики российской миграционной политики разумно воспользовались европейским опытом и сделали адекватные выводы из того большого негативного багажа, который уже накопился в европейских странах.

Пока же мы идем общеевропейским путем, повторяя те же ошибки — закрываем глаза на огромные массы неквалифицированных рабочих-мигрантов и не ведем работы по привлечению в Россию квалифицированных специалистов, готовых вписаться в российское культурное пространство. И если во Франции сейчас всерьез занялись развитием инструментов интеграции, то в России пока только-только доросли до признания самого факта существования огромной армии нелегальных мигрантов.


Дата публикации: 2006-10-16 14:45:38