Архив

Демографическая ситуация в России в 1992—2010 гг. Два десятилетия депопуляции

English version of this article

Белобородов Игорь Иванович — кандидат социологических наук, главный редактор портала Демография.ру, директор РОО «Институт демографических исследований», директор Благотворительного Фонда защиты семьи, материнства и детства, заместитель председателя общероссийской общественной организации «За жизнь и защиту семейных ценностей», член экспертного совета Комитета Совета Федерации по делам СНГ 

E-mail: demographia@demographia.ru

По материалам доклада
на Московском международном демографическом саммите

Жизнеспособность и развитие государства тесно связано с устойчивым демографическим развитием, гарантирующим обществу воспроизводство человеческих поколений. Эту очевидную истину в разное время настойчиво доказывали многие выдающиеся мыслители: А. Смит, Ш. Монтескье, М. В. Ломоносов, Д. И. Менделеев и многие другие ученые. 

Однако в настоящий момент многие страны испытывает трудности с воспроизводством населения (заметнее всего этот процесс в европейских странах). В России на протяжении последних девятнадцати лет наблюдается тенденция депопуляции: население нашей страны стремительно сокращается. 

Глубокий кризис института семьи, выступающий первопричиной демографического неблагополучия, обусловил развитие негативных демографических процессов в российском населении, выраженных тревожными тенденциями в области матримониального, репродуктивного и самосохранительного поведения.

В настоящем докладе характеристика демографической динамики представлена в полноте всех процессов, непосредственно влияющих на численность и воспроизводство населения: рождаемости, смертности, брачности, разводимости и миграции. 

Последняя рассматривается в данном контексте в качестве самостоятельного источника воздействия на общество, не относящегося к воспроизводственным процессам, но, тем не менее, влияющего на итоговую численность населения и вследствие этого выступающего одним из компонентов демографической динамики.

Депопуляция в России: 19 лет демографической трагедии

Известно, что население России перестало себя воспроизводить еще в 1964—1965 гг. С тех пор российское общество вступило в фазу так называемой латентной (скрытой) депопуляции.

Для последней, несмотря на снизившуюся ниже пороговых значений рождаемость, характерно временное отсутствие сокращения населения — своеобразная демографическая пауза. Благодаря потенциалу демографической структуры население какое-то время продолжает по инерции расти. 

Подобная ситуация сегодня наблюдается в Алжире, Иране, Казахстане, Китае, Чили и почти во всех странах Европы. 

Согласно последнему демографическому отчету ООН (World Population Prospects-2010), в зоне латентной депопуляции проживает 42 процента всего человечества.

Исключением из почти тридцатилетней тенденции латентной депопуляции в России стали несколько лет в конце восьмидесятых (1986—1988 гг.), которые были связанны с экономическими мерами поддержки семьи и материнства. Однако после непродолжительного возврата в 1989—1991 гг. к обозначенной тенденции, начался переход из латентной в более болезненную — открытую фазу депопуляции, продолжающуюся в данный момент. 

Начиная с 1992 года российское население стало сокращаться.

За последние девятнадцать лет (1992–2010):

  • естественная убыль населения России — составила 13,1 млн. человек;
  • положительный миграционный обмен (т. е. компенсация естественной убыли за счет миграционного прироста) составил 6,4 млн. человек.

В результате за указанный период российское население сократилось на 6,7 млн. человек и продолжает сокращаться дальше. 

Таблица 1. 
Изменение численности населения РФ в 1992—2010 гг., тыс. чел

Годы Численность населения на начало года Изменения за год Численность населения на конец года
Общий прирост В том числе
естественный миграционный
1992 148514,7 47,0 -219,2 266,2 148561,7
1993 148561,7 -205,8 -732,1 526,3 148355,9
1994 148355,9 104,0 -874,0 978,0 148459,9
1995 148459,9 -168,3 -822,0 653,7 148291,6
1996 148291,6 -263,0 -776,5 513,5 148028,6
1997 148028,6 -226,5 -740,6 514,1 147802,1
1998 147802,1 -262,7 -691,5 428,8 147539,4
1999 147539,4 -649,3 -918,8 269,5 146890,1
2000 146890,1 -586,5 -949,1 362,6 146303,6
2001 146303,6 -654,3 -932,8 278,5 145649,3
2002 145649,3 -685,7 -916,5 230,8 144963,6
2003 144963,6 -795,4 -888,5 93,1 144168,2
2004 144168,2 -694,0 -792,9 98,9 143474,2
2005 143474,2 -720,7 -846,6 125,9 142753,5
2006 142753,5 -532,5 -687,0 154,5 142221,0
2007 142221,0 -212,8 -470,4 258,2 142008,2
2008 142008,2 -104,8 -362 257,2 141904,0
2009 141904,0 10,5 -248,9 259,4 141914,5
2010 141914,5 -81,6 -239,6 158,0 141832,9
1992–2010 148 514,7 6 682 13 109 6 427 141 832,9

Только за последний год депопуляция фактически «стерла» с карты России население такого города как, например, Новороссийск. По данным Федеральной службы государственной статистики (Росстата), потери в численности населения за 2010 год составили 239,6 тыс. 

Если принять во внимание искажающую и одновременно компенсирующую роль внешней миграции, то окажется, что итоговые демографические потери за 2010 год составили 81,6 тыс. человек, что сопоставимо, к примеру, с населением г. Ессентуки. 

В течение указанного периода население сокращалось в 71 из 83 российских регионов. 

Процесс депопуляции охватил все федеральные округа.

В Центральном федеральном округе сокращение населения происходило в 15 субъектах из 18. В Сибирском федеральном округе аналогичная ситуация наблюдалась в 10 из 12 субъектов. В Уральском федеральном округе уменьшились в численности 3 из 6 субъектов. В Северо-Западном, Приволжском, Дальневосточном и Южном округах потери населения имели место во всех без исключения субъектах. И только в Северо-Кавказском федеральном округе в большинстве его субъектов наблюдался рост населения — в 4 из 7.

Таким образом, лишь в двенадцати из восьмидесяти трех субъектов РФ численные изменения в населении имели устойчивую положительную динамику: на Алтае, в Белгородской области, в Дагестане, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Москве, Московской области, Тюменской области, Тыве, ХМАО, ЯНАО, Чечне. 

При этом в подавляющем большинстве указанных регионов население не уменьшилось лишь благодаря иммиграции и/или инерционному эффекту благоприятной половозрастной структуры.

Если бы не действие данных факторов, то низкая рождаемость (ниже уровня замещения поколений) не позволила бы данным регионам сохранить даже прежнее количество жителей.

Только в трех из указанных регионов наблюдается суммарный коэффициент рождаемости, обеспечивающий демографическое воспроизводство: на Алтае (2,36), в Тыве (2,8) и в Чечне (3,37).

Наглядной иллюстрацией демографической трагедии России являются данные по абсолютным числам родившихся и умерших. 

За период с 1992 по 2010 гг. в России зафиксировано 27 564,1 тыс. родившихся, в то время как число умерших составило 40 674,5 тыс. человек.

Эти данные свидетельствуют, что смертность в нашей стране в отмеченные годы превышала рождаемость в 1,5 раза.

В результате вышеописанных неблагоприятных тенденций численность постоянного населения России сократилась со 148 514,7 тыс. человек (на начало 1992 г.) до 141 832,9 тыс. человек (на конец 2010 г.). 

Иными словами, за последние 19 лет Россия безвозвратно потеряла 4,5% своего первоначального населения.

Подчеркнем, что в данном случае имеются в виду демографические потери с учетом «компенсирующей миграции».

Чистая же убыль российского населения, без учета миграционных вливаний, за тот же период составила 8,8%.

Важно отметить, что, несмотря на беспрецедентное по своим масштабам сокращение численности населения, разрушительная демографическая инерция только набирает силу. По наиболее вероятному варианту последнего прогноза ООН при дальнейшем развитии депопуляционных процессов население России к середине ХХI века может сократиться до 108,9 млн. или почти на 33 млн. человек. [1]

Впрочем, прогнозы российских специалистов еще более пессимистичны. Согласно расчетам отечественных исследователей, численность населения к середине ХХI века может сократиться до 71,4 — 90,6 млн. или на 51 — 70,5 млн. человек. [2]

Брачность и разводимость

Браки

Данные статистики убедительно свидетельствуют о последовательном сокращении числа браков. За последние полвека (с 1960 по 2010 гг.) абсолютное число ежегодно заключаемых браков сократилось на 284,5 тыс. — с 1499,6 тыс. до 1215 тыс., хотя контингенты наиболее бракоспособных возрастов увеличились на 1,9 млн. человек.

Общий коэффициент брачности сократился за указанный период почти в 1,5 раза — с 12,5 до 8,5 браков на 1000 человек. 

Нельзя не отметить, что происходящее снижение числа браков наблюдается на фоне относительно благополучной половозрастной структуры последнего десятилетия (в отличие от послевоенных 1950-х и 1960-х гг.), так как в последние годы в брачный возраст вступает поколение последнего советского «беби-бума» (1982—1988).

Действие данного фактора, как ожидается, продлится не дольше 2012—2014 гг., после чего ситуация будет стремительно ухудшаться. 

В соответствии со сложившимися тенденциями подвергся существенным изменениям и средний возраст вступления в брак. За межпереписной период (1989—2002 гг.) этот показатель повысился: для мужчин на 2 года, для женщин — на 1,5 года и составил 25,8 года для женихов и 23,1 года для невест. [3]

 

Отрицательную роль в демографическом развитии России продолжает играть рост числа внебрачных сожительств. По состоянию на 2002 г. в «гражданском браке» из 34 млн. российских семей состояли свыше 3 млн.

По последним социологическим опросам, в России фиксируется дальнейшее распространение отказов от регистрации браков или их откладывания при вступлении в фактические супружеские отношения.

Согласно результатам выборочного обследования «Семья и рождаемость» (2009), в состоянии внебрачного сожительства пребывают 10,6% российских женщин и 14,1% российских мужчин, находящихся в первом незарегистрированном браке. Самая высокая доля состоящих в первом незарегистрированном браке приходится на возрастную группу до 25 лет: 25,5% — для женщин и 32,2% — мужчин.

Демографический эффект распространения внебрачных сожительств легко оценить, если учесть, что уровень рождаемости в незарегистрированных союзах как минимум в два раза ниже, чем в легитимных браках. [4]

По итогам пилотного обследования «Семья и рождаемость», проведенного в 2006 г. Федеральной службой государственной статистики в трех российских регионах (Республике Марий Эл, Нижегородской и Тверской областях), выяснилось, что у подростков, которые полагают, что брак нужно зарегистрировать прежде, чем начинать жить вместе, среднее желаемое число детей составляет 2,26, а ожидаемое — 2,06. У тех же, кто полагает, что сначала надо пожить вместе год-два и проверить свои чувства, а затем регистрировать брак, эти показатели равны, соответственно, 1,91 и 1,58. [5]

Разводы

Зеркальным отражением разрушения семейных ценностей является динамика разводов. Итогом девальвации ценности семейного образа жизни стал почти трехкратный рост числа разводов за сравнительно небольшой промежуток времени: с 1,5 — в 1960 г. до 4,4 — в 1992 г. в расчете на 1000 человек. Аналогичный разрыв по сравнению с 1960 г. наблюдается и в настоящее время. [6]

В 2010 г. в России распалось более половины от заключенных в данном году браков: 640 тыс. разводов против 1,2 млн браков. 

Высокий уровень разводов характерен для многих современных государств. Однако именно Россия в последние годы занимает первое место в мире по расторжению браков, существенно опережая другие страны. Ранее первенство по этому показателю держали США, однако, начиная с 1995, Россия стала периодически лидировать и в этом печальном рейтинге. 

В странах, традиционно входящих наряду с Россией в первую десятку по уровню разводимости, последний в 2006—2007 гг. выглядел следующим образом: в России — 4,8, на Украине — 3,8, в США — 3,7, в Белоруссии — 3,6, в Литве и Латвии — 3,3, на Кубе — 3,2, в Чехии — 3,0, в Эстонии — 2,8, в Дании — 2,6 на 1000 жителей. 

Разрыв в коэффициентах разводимости еще более очевиден при сравнении российских показателей и показателей стран с наименьшими показателями разводов. Например, в Бразилии в том же году на 1000 жителей зафиксировано 0,9 развода, в Ирландии и Италии — 08, в Мексике — 0,7, в Монголии — 0,6, в Грузии — 0,5, в Таджикистане, Боснии и Герцеговине — 0,4. [7]

Рождаемость и репродуктивное поведение

В результате отрицательных трансформаций в массовом репродуктивном поведении с 1992—1993 гг. в России началось сокращение численности населения. Почти сорокалетняя пауза между снижением рождаемости ниже критического уровня и наступлением депопуляции объясняется демографической инерцией, связанной с потенциалом благоприятной половозрастной структуры, сформировавшейся в прежние годы.

В 1999 г. СКР, опустившись до 1,17, достиг своего исторического минимума на территории России. С тех пор данный показатель слегка вырос, что связано в основном с благоприятной возрастной структурой населения, и в настоящий момент составляет около 1,5 ребенка, однако уровень рождаемости, по-прежнему, далек от отметки простого воспроизводства — 2,1–2,2 ребенка на одну женщину репродуктивного возраста. [8]

Кроме того, в различные годы в ряде регионов данный показатель опускался ниже 1, преодолев тем самым символическую черту — 1 ребенок на одну женщину.

Такое снижение наблюдалось в 1993—2004 гг. в Москве; в 1993—2001 гг. — в Санкт-Петербурге; в 1997 г. и 1999 г. — в Московской области; в 1999 г. и 2000 г. — в Ленинградской области; в 1999 г. — в Ивановской и Смоленской областях. [9]

В настоящее время, несмотря на государственные попытки материального стимулирования рождаемости (жилищные программы, «материнский капитал», льготы, компенсации, пособия и т. д.), малодетные предпочтения российских семей нисколько не изменились, что вполне согласуется с отечественным и зарубежным опытом введения подобных мер.

«Материнский капитал», превысивший на момент написания этих строк 365 700 рублей, и прочие материальные «стимуляторы» неспособны существенно повлиять на итоговое число рождений, о чем говорит сверхнизкий СКР в настоящее время.

Число детей на одну женщину в данный момент находится на уровне тех же значений, которые наблюдались в начале 1990-х (1,4–1,5 ребенка), с которых началась история российской депопуляции. 

 

Одним из следствий низкой рождаемости является деформация семейной структуры населения. 

За межпереписной период (1989—2002) доля семей с одним ребенком повысилась с 51% до 65%, а доли семей с двумя, а также тремя и более детьми, напротив, резко уменьшились: с 39% до 28% для двухдетных и с 10% до 6,6% — для семей с тремя и более детьми. Ситуация в 2002 г. оказалась хуже не только по сравнению с 1989 г., но даже по сравнению с 1979 г., хотя в тот период активной семейной политики в стране не проводилось.

Распределение семей с детьми по числу детей до 18 лет [10]

Усугубляющим фактором демографического кризиса является беспрецедентно высокая для России внебрачная рождаемость, которая выступает следствием массовой распространенности незарегистрированных сожительств. В настоящее время впервые за всю российскую историю число внебрачных рождений составляет почти треть от общего числа. 

Основной рост числа родившихся вне зарегистрированного брака произошел между 1990—2000 гг.: с 14,6% до 28%. В 2004 г. показатель внебрачной рождаемости вырос до 29,8%, а в 2005 г. составил 30%. К 2009 г. этот показатель снизился до 26,1% (24,6% — у горожан и 29,5% — у сельских жителей). 

 

Об изменении ценностных ориентаций на обзаведение семьей с детьми свидетельствует и сдвиг рождаемости к более поздним возрастам.

Средний возраст матери при рождении ребенка в 2009 г. достиг 27,4 лет. С 1995 г. этот показатель повысился на 2,4 года и, судя по наметившейся тенденции и опыту других стран, в ближайшей перспективе позднее материнство, может стать для России детородной нормой.

 

Однако, статистика российской депопуляции не ограничивается сверхнизкой рождаемостью. К ней следует добавить массовые аборты.

К сожалению, наша страна — лидер по прерыванию беременностей.

Только за период с 1992 по 2010 гг., не успев родиться, в России погибли 40,5 млн детей. 

Стоит заметить, что речь идет о далеко неполных данных официальной статистики, в которую почти не входят аборты, совершаемые в частных клиниках и прерывания беременности с помощью фармакологических препаратов (т. н. медикаментозные аборты). Если учитывать все аборты, то их конечная цифра, по нашим оценкам, составит не менее 80 миллионов.

Смертность и продолжительность жизни

Акцентируя на определяющей роли снижения рождаемости в структуре российской депопуляции, стоит отметить и крайне неблагоприятную динамику в отношении смертности. Относительно высокий, по меркам развитых стран, уровень смертности в России ведет к усугублению разразившегося демографического кризиса. 

В начале ХХI века Россия характеризуется низкой продолжительностью жизни не только в сравнении с экономически развитыми странами, но и на фоне государств с близкими к российскому уровнями экономического развития. Отставание нашей страны по продолжительности жизни от десятки наиболее развитых стран мира (США, Бельгии, Канады, Норвегии, Японии и др.) составляет 12–17 лет: для мужчин — на 16–19 лет, для женщин — на 8–12,5 лет. 

По сравнению с государствами, имеющими схожий с Россией среднедушевой ВВП по паритету покупательной способности (Белоруссия, Бразилия, Мексика, Турция и др.), это отставание составляло 5–10 лет: 5,5–14 лет для мужчин и 3–6 лет для женщин. [11]

По продолжительности жизни Россия находится на 162 месте из 220 стран, по которым имеются соответствующие сведения. В этом списке нашу страну опережают такие развивающиеся государства как Марокко, Шри-Ланка, Тунис, Колумбия, Алжир, Узбекистан, Никарагуа, Киргизия и т. д.

Для России характерен один из самых больших разрывов в продолжительности жизни между мужчинами и женщинами (11,9 года в 2009 г.), что является следствием высокой смертности мужчин в трудоспособном возрасте. 

Подобный гендерный разрыв является свидетельством не только демографического, но и социального неблагополучия. Среди всех умерших почти 30% приходится на лиц трудоспособных возрастов (более 560 тыс. человек в год), из них 80% — мужчины.

Укажем особо, что за вышеописанными усредненными цифрами скрывается значительная региональная дифференциация. Самые высокие показатели ожидаемой продолжительности жизни отмечены в республиках Северного Кавказа и Москве, где они превысили 69 лет для мужчин и 77 лет — для женщин. 

Наиболее низкие региональные показатели зафиксированы в Тыве и в Чукотском автономном округе: менее 55 лет для мужчин и 66 лет — для женщин. [12]

Миграция

По абсолютному объему иммиграции Россия занимает второе место в мире, уступая лишь США — государству с давними традициями иммиграции и отработанной системой ассимиляции приезжих. 

Масштабы миграции настораживают своей стихийностью: за период 1992—2010 гг. только в поле зрения официальной статистики попали 8,4 млн. иммигрантов. [13]

Даже, если согласиться с очень спорным предположением, будто большинство приехавших (около 2/3) — этнически русские, то, так или иначе, получается, что по официальным (далеко не полным) данным с начала девяностых к нам въехало 2,8 млн. человек с иной культурой и ментальностью. 

В то же время, по некоторым оценкам, численность незаконных иммигрантов, пребывающих на территории России, доходит до 15–18 млн. человек, т. е. составляет примерно 10,5–12,7% населения. 

 

Неблагоприятная ситуация сложилась и в эмиграционной сфере.

За период с 1992 г. по 2010 г. Россию покинуло более 3,6 млн чел. [14]

В основном это были квалифицированные специалисты, пополнившие экономически активное население, а также интеллектуальный и репродуктивный потенциал других стран. 

Только по официальным данным, из-за активной женской эмиграции, стимулируемой разного рода агентствами по трудоустройству за рубежом, за период с 1994 по 2009 г. из России выехали почти 900 тысяч женщин. Значительная часть из них преступным путем, под предлогом поиска хорошо оплачиваемой работы, оказалась вовлечена в секс-индустрию и другие нелегальные виды деятельности. Целесообразно предположить, что реальная цифра уехавших из России женщин является выше официальной в 1,5–2 раза. 

По имеющимся косвенным оценкам, женская эмиграция привела к прямым репродуктивным потерям в виде нерождения 833 тысяч детей в ближайшем пятилетии. [15]

Заключение

Данные о демографической динамике, представленные в настоящем докладе, свидетельствует о многолетнем пребывании России в состоянии глубокого демографического кризиса. Дальнейшее ухудшение демографической ситуации чревато многочисленными негативными последствиями, угрожающими существованию общества и безопасности государства.

К таким последствиям относятся:

  • рост числа неполных семей;
  • отсутствие замещения поколений;
  • сокращение численности населения;
  • старение общества, увеличение демографической нагрузки;
  • рост расходов на пенсионное обеспечение;
  • изменение этно-конфессионального состава;
  • угроза сохранению территориальной целостности;
  • снижение обороноспособности, ухудшение трудового потенциала страны;
  • дальнейшая деформация половозрастной структуры;
  • а также целый ряд морально- этических, генетических и медицинских последствий. 

По мнению демографа В. М. Медкова, в демографическом плане депопуляция означает самоубийство населения, исчезновение нации и ее культуры[16]

Именно поэтому сегодняшняя Россия нуждается не просто в оздоровлении демографической ситуации, а в создании условий для стабилизации и роста её населения. 

[1] The World Population Prospects: The 2010 Revision — http://esa.un.org/unpd/wpp

[2] Ермаков С. П., Захарова О. Д. Демографическое развитие России в первой половине ХХI века (методические подходы и предварительные результаты прогноза). ИСПИ РАН. М., 2000. С. 70; Антонов А. И., Медков В. М., Архангельский В. Н. Демографические процессы в России ХХI века. / Под ред. проф. А. И. Антонова — М.: «Грааль», 2002. С. 93–142

[3] Анализ демографической ситуации: тенденции и последствия // Материалы круглого стола ««Технологии демографического роста как основа демографического развития России». Государственная Дума РФ. 14 марта 2006 г.

[4] Карлсон А. Общество — Семья — Личность: Социальный кризис Америки. Альтернативный социологический подход / Пер. под ред. проф. А. И. Антонова. М.: 2003. С. 205

[5] Краткие итоги пилотного обследования «Семья и рождаемость» —
http://www.gks.ru/free_doc/2006/demogr.htm

[6] Демографический ежегодник. 2010: Стат. cб. / Росстат -М., 2010, С. 116; Федеральная служба государственной статистики — www.gks.ru

[7] World marriage data 2008 — http://www.un.org/esa/population/publications/WMD2008/Main.html

[8] В. Борисов. «Демографическая ситуация в современной России» // Демографические исследования. — 2006. — №1

[9] Там же. С. 13

[10] По данным переписей 1979, 1989 и 2002 гг.

[11] World Factbook — https://www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/index.html

[12] Демографический ежегодник России. 2010: Стат. cб. / Росстат — М., 2010, С. 102 — 107.

[13] Рассчитано по: Демографический ежегодник России. 2010: Стат. Сб. / Росстат. — М., 2010. С. 402

[14] Там же. С. 403

[15] С. В. Рязанцев. Эмиграция женщин из России. Доклад на круглом столе «Семья и будущее цивилизаций» Мирового общественного форума «Диалог цивилизаций» (7—11 октября 2010 г., о. Родос, Греция);

И. И. Белобородов.
Совершенствование законодательного обеспечения миграционной политики. Тезисы к докладу на парламентских слушаниях. // Демографические исследования. — 2011. — № 11 — http://www.demographia.ru/articles_N/index.html?idR=13&idArt=1884

[16] Медков В. М. Демография: Учебник. 2-е изд. — М.: ИНФРА-М, 2007. С. 558


Дата публикации: 2011-06-30 14:30:40