Архив

Демографическая ситуация в современной России
Борисов Владимир Александрович (1933—2005) — заместитель главного редактора журнала «Демографические исследования» до 25 сентября 2005 г., кандидат экономических наук, доцент кафедры теории и истории социологии Московского государственного педагогического университета

Примечание редакции: несмотря на то, что эта статья написана в 2005 году, ее аналитическая часть остается актуальной и по сей день. Однако если вас интересуют данные именно по текущей демографической ситуации в России, смотрите наш раздел «Статистика».


Перевод статьи на английский язык


Введение

Демографическая ситуация, или иначе — состояние воспроизводства населения, наконец-то начинает привлекать к себе внимание правительства страны и интеллигентной части общества. Однако до надлежащего осознания нашим обществом всей серьезности и уже почти неизбежных негативных последствий нынешней демографической ситуации еще очень далеко.

Наша страна — одна из немногих, в которой нет ни одного учебного заведения, в котором готовили бы специалистов-демографов. Между тем, для преодоления демографической катастрофы, в которой мы уже находимся, потребуются в той или иной степени усилия (или хотя бы сочувствие) всего общества.

В последнем по времени ежегодном Послании Федеральному Собранию Российской Федерации президент Российской Федерации  В. В. Путин сказал, что «успех нашей политики во всех сферах жизни тесно связан с решением острейших демографических проблем, стоящих перед страной». [1]

Демографическая ситуация, воспроизводство населения, его состояние и динамика оцениваются: 

  • прежде всего по уровням рождаемости и смертности;
  • по разности между ними — уровню естественного прироста;
  • а также по двум дополнительным показателям (но не менее важным, чем первые два) — уровню брачности (разводимости) и состоянию половозрастной структуры, которая оказывает активное влияние как на состояние демографических процессов, так и на величину большинства демографических показателей (в последнем случае влияние половозрастной структуры зачастую приходится устранять с помощью специальных методов с тем, чтобы увидеть истинную роль рождаемости и смертности).

 

Попробуем проанализировать нынешнюю демографическую ситуацию в России на основе имеющихся самых свежих статистических данных (Примечание: статья написана в 2005 году — Демография.ру.)

Изменение численности населения России за период между переписями населения 1989 и 2002 годов и последующие после переписи годы

За межпереписной период численность населения России сократилась на 1 855 138 человек, или на 1,3% (таблица 1).

Однако непосредственное сравнение итогов переписей 1989 и 2002 гг. представляется не совсем корректным, поскольку занижает масштабы убыли населения. Дело в том, что в указанный период динамика численности населения России впервые была нелинейной, как в прошлые времена. Рост численности населения после переписи 1989 г. еще продолжался три с лишним года, и лишь в ноябре 1992 г. общий прирост населения стал отрицательным, началась депопуляция (вымирание).

Таблица 1 — Изменение численности постоянного населения России за период между периписями 1989 и 2002 гг. [2]

Годы Городское и сельское население, чел. Городское население, чел. Сельское население, чел. Доля городского населения, %
1989 147 021 869 107 959 002 39 062 867 73,43
1992 148 325 632 109 208 801 39 116 831 73,63
2002 145 166 731 106 429 049 38 737 682 73,32
Разность
1992—1989 +1 303 763 +1 249 799 +53 964 -
2002—1989 -1 855 138 -1 529 953 -325 185 -
2002—1992 -3 158 901 -2 779 752 -379 149 -
Индексы динамики
1992 / 1989 1,009 1,012 1,001 -
2002 / 1989 0,987 0,986 0,992 -
2002 / 1992 0,979 0,974 0,990 -

 

Поэтому представляется более правильным вести отсчет изменений численности населения России не от момента переписи населения 1989 г., а от момента достижения максимума роста населения, т.е. от численности населения, достигнутой в какой-то день ноября 1992 г.

Точно рассчитать численность населения России на определенный день ноября 1992 г. невозможно по опубликованным данным, да в такой точности, думается, и нет необходимости. Расчет облегчается тем обстоятельством, что за весь 1992 год численность населения России изменилась всего на 31 тысячу человек. [3]

Поэтому, думается, не будет большой ошибкой принять за максимум численности населения России не ноябрьскую ее оценку, а оценку на начало 1992 г., которая приводится в Демографических ежегодниках России.

Тогда можно видеть, что оценки изменений численности населения, произошедшие в период между началом 1992 г. а не началом 1989 г. существенно меняются. Сокращение численности населения за период 1992-2002 гг. составило 3 158 901 человек, или 2,1%, что значительно больше, чем в целом за период 1989-2002 гг. (1 855 138 человек, или 1,3%. Причем представляется важным отметить большие региональные различия измене-ний в численности населения России. Прежде всего, отметим эти перемены между Европейской и Азиатской частями страны (таблица 2).

Таблица 2 — Изменение численности населения регионов России за период между переписями населения 1989 и 2002 гг.

Регионы

Численность населения,
тыс. чел.
Изменение численности населения
в % к численности на начало периода
1989 [4] 1992 [5] 2002 [6] 1989/ 1992 1989/ 2002 1992/ 2002
Россия в целом 147 022 148 326 145 164 +0,9 -1,3 -2,1
Европейская часть России 118 004 119 007 118 408 +0,8 +0,3 -0,5
Азиатская часть России 29 018 29 319 26 756 +1,0 -7,8 -8,7
Центральный федеральный округ 37 920 37 960 38 000 +0,1 +0,2 +0,1
Северо- Западный федеральный округ 15 237 15 259 13 972 +0,1 -8,3 -8,4
Южный федеральный округ 20 536 21 097 22 907 +2,7 +11,5 +8,6
Приволжский федеральный округ 31 785 32 082 31 155 +0,9 -2,0 -2,9
Уральский федеральный округ 12 526 12 609 12 374 +0,7 -1,2 -1,9
Сибирский федеральный округ 21 068 21 281 20 063 +1,0 -4,8 -5,7
Дальневосточный федеральный округ 7 950 8 043 6 693 +1,2 -15,8 -16,8

 

В то время как в целом по России численность населения за период между переписями населения 1989 и 2002 гг. уменьшилась на 1,3% , оказывается, что это уменьшение произошло только в Азиатской части России, причем на целых 7,8% (таблица 2), в то время как население Европейской части России не уменьшилось, а, формально говоря, даже увеличилось на 0,3% (крохи, но все же с плюсом).

Если же отталкиваться от начала 1992 г., то уменьшение численности населения произошло и в Европейской, и в Азиатской частях России, но в первой из названных — всего на 0,5%, а во второй — аж на целых 8,7%.

Представляет интерес дополнить эту оценку соответствующими данными по регионам России. Конечно, было бы целесообразно проделать такой анализ по всем административным единицам Федерации, но рамки статьи не позволяют представить подробные результаты.

Поэтому ограничимся данными по федеральным округам, пять из которых расположены в Европейской части России, а два последних в таблице 2 — Сибирский и Дальневосточный — в Азиатской части.

Тогда можно видеть, что депопуляция захватила ряд федеральных округов и в Европейской части России (население Северо-Западного федерального округа за период с января 1992 по октябрь 2002 гг. уменьшилось на 8,4%, Приволжского — на 2,9, Уральского — на 1,9%), но в двух азиатских округах уменьшение численности населения за тот же период было существенно бóльшим: в Сибирском федеральном округе — на 5,7%, в Дальневосточном — на 16,8%.

Малая величина убыли населения в Европейской части России обусловлена существенным возрастанием численности населения в Южном Федеральном округе (на 8,6% за период между 1992 и 2002 гг. и на 11,5% за период между переписями 1989 и 2002 гг.).

 

Рассмотрим компоненты изменения численности населения по регионам России в межпереписной период, т.е. в какой степени численность населения изменялась за счет естественного прироста населения и в какой — за счет прироста миграционного. Сделать это довольно легко на основании данных текущего статистического учета о движении общей численности населения и статистики естественного движения населения.

Как известно, общий прирост населения за любой период времени представляет собой алгебраическую сумму естественного и миграционного приростов. Следовательно, если известны общий и естественный приросты населения, то путем вычитания естественного прироста из общего получим миграционный прирост.

Таким путем мною и были рассчитаны данные о миграционном приросте населения федеральных округов России за 8 лет межпереписного периода, т.е. с 1994 по 2001 гг. включительно, представленные в таблице 3.

Таблица 3 — Компоненты изменения численности населения федеральных округов Российской Федерации за 1994 — 2001 гг. (тыс. человек). [7]

Федеральные округа Общий прирост населения Естественный прирост Миграционный прирост
Центральный -1 457 -2 778 1 321
Северо-Западный -813 -893 80
Южный -57 -474 417
Приволжский -556 -1 375 819
Уральский -137 -420 283
Сибирский -612 -715 103
Дальневосточный -765 -146 -619

 

Можно видеть, что отрицательный естественный прирост населения Центрального, Южного, Приволжского и Уральского федеральных округов в немалой степени был компенсирован миграционным притоком населения, в то время как в Северо-Западном и Сибирском округах миграционный прирост был, хотя и положительным, но небольшим (со ответственно 80 и 103 тыс. человек за 8 лет), а в Дальневосточном округе именно отрицательный миграционный прирост составил за рассматриваемый период времени основную часть убыли численности населения.

У читателя может вызвать удивление большой отрицательный естественный прирост населения в Южном федеральном округе, где проживает большое число кавказских народов со своей якобы высокой рождаемостью.

Но, во первых, этот взгляд, вернее, предрассудок, давно устарел. Рождаемость аборигенных этносов Северного Кавказа сегодня уже вовсе не такая, какой она была, скажем, всего 20 лет назад, и лишь немного превышает уровень рождаемости местных русских.

А во-вторых, отрицательный естественный прирост населения по Южному федеральному округу объясняется низким воспроизводством именно русского населения, которое составляет большинство населения этого региона.

Так, в 2001 г. коэффициент естественного (отрицательного) прироста населения составил в Краснодарском крае  –5,8, В Ставропольском крае  –4,7, Астраханской области  –4,1, Волгоградской  –7,3, Ростовской  –7,5. [8] Общая численность этих краев и областей составила в середине того же года 15602 тыс. человек [9], или 72,6% общей численности населения округа.

В то же время в ряде республик этого округа (не во всех) со значительной долей нерусского населения естественный прирост населения оставался положительным: в частности, в Дагестане  +10,7, в Ингушетии  +14,9, Кабардино-Балкарии  +0,2, в Калмыкии  +0,6. [10]

В сумме численность населения этих республик (вместе с русскими жителями) составила на середину 2001 года 4244 тыс. человек, или всего 19,7% населения округа (включая и население Чеченской Республики, по которой нет данных о естественном движении населения, но можно предполагать, что естественный прирост населения там все еще положительный).

 

В итоге можно сказать следующее. Хотя в целом за рассматриваемый период миграционный прирост населения в Сибирском округе положительный, миграционная ситуация там не была однозначной на протяжении всего этого времени. Начиная с 1999 года, миграционный прирост в Сибири сменил знак с положительного на отрицательный (в 1999 г.  –17 тыс. человек, в 2000 г.  –7 тыс. и в 2001 г.  –36 тыс. человек). В Дальневосточном округе миграционный прирост был отрицательным на всем протяжении указанного периода.

Таким образом, данные переписи населения 2002 г. и текущей статистики показывают, что за межпереписной период численность населения в стране смещалась с востока на запад и юг, вопреки многовековой устремленности российской политики к заселению восточных и северных регионов.

Мы любим часто повторять слова М. В. Ломоносова о том, что Россия будет прирастать Сибирью. Увы, теперь она Сибирью (и Дальним Востоком) начала убывать. Таким образом, итоги переписи населения 2002 г. показывают, что актуальность освоения территории нашей страны к востоку от Урала за прошедшее десятилетие лишь обострилась.

За прошедшее после Всероссийской переписи населения 2002 г. время численность населения России продолжала сокращаться и на 1 янаваря 2005 г. она составила, по оценкам текущей государственной статистики, 143 474,2 тыс. человек. [11]

Половая структура населения

В ХХ веке соотношение полов в нашей стране сильно деформировалось. Это было следствием разрушительных катаклизмов, которые пришлось пережить народу, больших потерь мужского населения.

Сразу же после окончания Второй мировой войны, в 1946 г., число женщин превышало число мужчин на 33,9%. [12]

Такой половой деформации не испытал, вероятно, ни один народ в истории.

Затем, на протяжении более чем полувека, половая структура населения России непрерывно улучшалась и это, пожалуй, было единственным демографическим улучшением в стране. Оно продолжалось до 1995 г., когда число женщин в расчете на 1000 мужчин составило 1129. [13]

Затем это соотношение вновь начало ухудшаться и в начале 2002 г., по данным текущей статистики, составило 1139[15]. Через 9,5 месяцев, в октябре 2002 г. перепись населения показала дальнейшее ухудшение половой структуры, 1147 женщин на 1000 мужчин, т.е. численность женщин превысила численность мужчин на 14,7% [16] (таблица 4).

В Москве половая структура несколько улучшилась, в Санкт-Петербурге — напротив. Это, несомненно, результат миграционных процессов.

Таблица 4 — Соотношение мужчин и женщин в России и отдельных её регионах по итогам переписей населения 1989 и 2002 гг. [14]
(число женщин в расчете на 1000 мужчин среди постоянного населения)

Регионы Годы переписей населения Городское и сельское население Городское население Сельское население
Российская Федерация 1989 1 140 1 145 1 125
2002 1 147 1 165 1 099
Европейская часть России 1989 1 134
2002 1 155 1 171 1 110
Азиатская часть России 1989 1 064
2002 1 114 1 139 1 052
Москва 1989 1 229 1 229 -
2002 1 097 1 097 -
Санкт-Петербург 1989 1 221 1 221 -
2002 1 225 1 225 -

 

Возрастная структура населения

Возрастная структура населения активно взаимодействует с демографическими процессами.

Чем выше уровень рождаемости, тем в среднем моложе население и наоборот, чем больше в населении удельный вес молодежи, тем выше, при прочих равных условиях, уровень рождаемости.

За межпереписной период изменилась и возрастная структура населения России. Она продолжала ухудшаться, т.е. стареть (таблица 5).

И, пожалуй, самым важным, принципиальным изменением возрастной структуры можно определить тот факт, что впервые за всю историю нашей страны удельный вес населения пожилых возрастов превысил удельный вес детей.

Таблица 5 — Изменение возрастного состава населения регионов России
по итогам переписей населения 1989 и 2002 гг. [17]

Регионы Годы переписей Численность населения 
(всего, тыс. чел.)
В том числе в возрасте:
(1) — моложе трудоспособного;
(2) — в трудоспсобном;
(3) — старше трудоспсобного
То же в % от
общей численности населения
(1) (2) (3) (1) (2) (3)
Российская Федерация 1989 146 937 35 995 83 746 27 196 24,5 57,0 18,5
2002 145 167 26 327 88 942 29 778 18,2 61,3 20,5
В том числе:
Европейская часть 1989 117 919 27 997 66 814 23 110 23,7 56,7 19,6
2002 118 411 21 089 72 102 25 112 17,8 61,0 21,2
Азиатская часть 1989 29 015 7 998 16 932 4 086 27,6 58,3 14,1
2002 26 756 5 238 16 840 4 666 19,6 63,0 17,4
Москва 1989 8 876 1 764 5 185 1 924 19,8 58,5 21,7
2002 10 383 1 365 6 758 2 235 13,2 65,1 21,5
Санкт-Петербург 1989 4 980 986 2 971 1 023 19,8 59,5 20,5
2002 4 661 637 2 912 1 096 13,7 62,5 23,5

 

По данным переписи населения 1989 г., доля населения в возрасте моложе 15 лет составляла 24,5%, населения старше трудоспособного возраста — 18,5%, по данным переписи 2002 г., соответственно, 18,2 и 20,5%, т.е. почти с точностью до наоборот.

В то же время численность населения в трудоспособном возрасте увеличилась с 83,7 до 88,9 млн. человек, или с 57,0% до 61,3% от  общей численности населения. И этот факт, фактор, можно было бы, наверное, использовать для народного хозяйства. Но, по всем признакам, он использован уже не будет вследствие всеобщей демографической малограмотности и слепоты нашего общества, в том числе, и, может быть, даже в большей степени — нашего государственного аппарата.

Самая низкая доля детей в двух столицах — Москве и Санкт-Петербурге, соответственно, 13,2 и 13,7% населения (табл. 5). По мнению многих демографов и социологов, Москва и Петербург — образцы моды во всех аспектах образа жизни для всего общества, том числе и моды на число детей. Так что по этим процентам можно уверенно предсказывать вероятность дальнейшего снижения рождаемости в стране. Нижний «предел падения» её ещё не достигнут.

Рождаемость

Для измерения уровня рождаемости в демографии используется система показателей.

Наиболее простой из них (но и грубый) — общий коэффициент рождаемости, т.е. число родившихся живыми за календарный год в расчете на 1000 среднегодовой численности жителей.

Наиболее точный (и лучший из числа публикуемых) — суммарный коэффициент рождаемости (СКР), т.е. число живорождений в расчете на 1 женщину в среднем за всю жизнь. [18]

Грубость общего коэффициента рождаемости состоит в его сильной зависимости от структуры населения: половой, возрастной, брачной, этнической, образовательной и др.

Суммарный же коэффициент рождаемости имеет то преимущество, что его величина (уровень) и динамика свободны от влияния, по крайней мере, от влияния половой и возрастной структур, чьё искажающее влияние на показатели рождаемости особенно значительно.

Кроме того, важным достоинством СКР является и то, что по его величине можно оценивать не только качество уровня рождаемости, но и качество воспроизводства населения в целом (правда, только для стран с низким уровнем смертности). Для этого достаточно знать «пороговое» значение СКР, соответствующее границе простого воспроизводства населения или, иначе говоря, его нулевого роста. Этому порогу, при самой низкой в мире смертности (достигнутой в Японии и Швеции), соответствует величина СКР = 2,1 ребенка в среднем на одну женщину за всю жизнь.

Как ни покажется странным, в России, где уровень смертности далек от благополучия, пороговая величина СКР почти не отличается от «японской» и составляет в последние годы 2,12. Это обстоятельство указывает на незначительное влияние нынешнего уровня смертности на уровень воспроизводства населения.

(Об этом подробнее мы поговорим в соответствующем разделе статьи.)

Рассмотрим динамику показателей брачности и рождаемости в России за последние несколько лет (Таблица 6).

Таблица 6 — Динамика численности, брачности и рождаемости населения России в 1988— 2005 гг.

Годы Численность населения на начало года,
тыс. чел.
Число браков,
тыс.
Число разводов,
тыс.
Число родившихся,
тыс.
Общие коэффициенты:
(1) — брачности;
(2) — разводимости;
(3) — рождаемости.
СКР
(1) (2) (3)
1990 [19] 147 662,0 1 319 928 559 918 1 988 858 8,9 3,8 13,4 1,887
1995 147 938,5 1 075 219 665 904 1 363 806 7,3 4,5 9,3 1,344
1996 147 608,8 866 651 562 373 1 304 638 5,9 3,8 8,9 1,281
1997 147 137,2 928 411 555 160 1 259 943 6,3 3,8 8,6 1,230
1998 146 739,4 848 691 501 654 1 283 292 5,8 3,4 8,8 1,242
1999 146 327,6 911 162 532 533 1 214 689 6,3 3,7 8,3 1,171
2000 145 559,2 897 327 627 703 1 266 800 6,2 4,3 8,7 1,214
2001 144 819,1 1 001 589 763 493 1 311 604 6,9 5,3 9,1 1,249
2002 143 954,4 1 019.8 853.6 1 397,0 7.1 6.0 9.8 1.322
2003 144 963,7 1 091.8 798,8 1 477,3 7.6 5.5 10.2 1.319
2004 144 168,2 979,5 635,9 1 508,0 6,8 4,4 10,5 -
1-й квартал 143 941,1 176,2 160,1 372,0 4,9 4,5 10,4 -
1-е полугодие 143 754,7 392,3 318,2 748,4 5,5 4,4 10,5 -
2005 143 474,2 - - - - - - -
1-й квартал 143 250,0 203,0 142,7 360,0 5,7 4,0 10,2 -

 

Общий коэффициент рождаемости достиг беспрецедентного минимума 8,3 в 1999 г., а затем начал повышаться, достигнув в 2003 г. величины 10,2. [20]

Госкомстат РФ, следуя, очевидно, старой советской традиции, уже в январе 2003 г. поспешил объявить это ничтожное повышение, причем всего за 3 года «устойчивой тенденцией». [21] Напрасно поспешил.

Для такой спешки не было никаких научных оснований. И потом, разница между 8,3 и 10,2 — можно сказать, никакая. Подобное «повышение» ни в малейшей степени не подвигает нас к решению демографической проблемы в стране.

Специалисты-демографы вполне отчетливо сегодня осознают (даже и те, которые придерживаются апологетических и мальтузианских позиций в отношении к массовой малодетности российских семей), что без активной демографической пронаталистской политики рождаемость в России не повысится никогда.

 

Интересным представляется рассмотреть структуру повышения общего коэффициента рождаемости в период 1999—2003 гг.

Здесь серьезный недостаток общего коэффициента рождаемости, зависимость его величины от особенностей половозрастной структуры, превращается в его достоинство, потому что позволяет с помощью простого индексного метода разграничить роль поведенческих и структурных факторов в структуре коэффициента.

Я позволю себе привести здесь только результаты расчетов, не приводя их самих, ради экономии места. [22]

В целом за 1999—2003 гг. общий коэффициент рождаемости в России повысился, как уже отмечено, с 8,3 до 10,2%, или на 22,9%. Однако разложение структуры общего коэффициента по факторам показывает, что на реальное повышение уровня рождаемости приходится лишь 12,3%, (т.е. 53,7% общего повышения, если его принять за 100%), а 10,6%, (или 46,3% общего повышения, почти половина) обусловлена изменением возрастной структуры населения.

Суммарный коэффициент рождаемости также повышался в период с 1999 г. но до 2002 г., с 1,171 до 1,322, или на 12,9%, т.е. почти на ту же величину, которая показана мной с помощью индексного метода. Разница в результатах объясняется грубостью расчетов.

В 2003 г. СКР чуть понизился, до 1,319 (таблица 6). Является ли это понижение СКР возобновлением тенденции уровня рождаемости к снижению, неизвестно. Выводы делать рано. Это микроскопическое снижение не дает оснований для каких-либо выводов относительно тенденций. Подождем несколько лет до появления в публикациях новых данных.

Однако что касается отдаленных перспектив рождаемости, то тут не должно быть сомнений. Рождаемость будет снижаться, если только ее тенденции не удасться переломить искусственно, с помощью активной демографической и социальной политик.

Факторы рождаемости за последние, по меньшей мере, полсотни лет достаточно хорошо изучены демографами и социологами в нашей стране и за рубежом. Доказано и показано, что материальные условия жизни играют важную роль, но далеко не главную.

Сейчас от многих политиков и других деятелей высказываются различные предложения на тему о том, как повысить уровень рождаемости в стране. Почти все они ограничиваются исключительно различными льготами и пособиями семьям в награду за рождение детей. При этом совершенно игнорируется тот очевидный факт, что малодетность присуща богатым странам и богатым слоям населения.

Иначе говоря, по мере роста уровня жизни населения рождаемость снижается, а не растет. Этот факт был подмечен еще великим английским экономистом Адамом Смитом в XVII веке, но до сих пор никак не проникнет в сознание наших обществоведов.

В этом отношении большое научное значение имеют данные Всероссийской микропереписи населения 1994 г., в программе которой, помимо прочих, содержались два вопроса:

  • о желаемом числе детей (сколько всего детей хотели бы иметь опрашиваемые женщины);
    о планируемом ими числе детей (т.е. сколько детей женщины собираются иметь в реальных жизненных обстоятельствах). [23]

Это был эксперимент, уникальный не только для переписей населения нашей страны, но и всего мира. Результаты получились без преувеличения ошеломляющие.

Среднее желаемое число детей в расчете на одну женщину составило 1,91 ребенка, (по ответам женщин в возрасте 20-24 года — 1,74) среднее планируемое (ожидаемое) — 1,77 ребенка (а по ответам женщин в возрасте 20-24 года — 1,47).

Напомню, что для простого воспроизводства населения необходим уровень рождаемости не менее 2,1 ребенка в среднем на одну женщину за всю жизнь.

Следовательно, данные микропереписи населения 1994 г. говорят нам, что, во-первых, мизерная разница между средними желаемым идеально и планируемым реально детьми, всего 0,15 ребенка, показывает, что и в нынешних действительно трудных жизненных условиях большинство российских семей имеют детей столько, сколько желают.

Т.е. дело не в условиях, а в низких репродуктивных потребностях большинства российского населения. И в этом отношении Россия не отличается от других промышленно развитых стран. Пора, наконец, это заметить и перестать делать ставку на пособия и льготы.

Во-вторых, среднее желаемое идеально число детей — ниже, чем необходимое хотя бы для простого воспроизводства населения число 2,1.

Следовательно, даже, если представить невозможное — мгновенное повышение материальных условий жизни нашего населения до уровня самых передовых в этом отношении стран, — мы все равно не вылезли бы из «демографической ямы».

И, наконец, если демографическая политика будет ограничиваться только пособиями и льготами, даже не такими мизерными, как до сих пор, то самое большее, чего она может достигнуть, это поднять уровень рождаемости с планируемого до желаемого, т.е. до 1,91 ребенка в среднем на женщину. И мы по-прежнему останемся в «яме».

Многолетние исследования факторов рождаемости и репродуктивного поведения, проведенные в нашей стране и других странах по всему миру, показали, что причины развития массовой малодетности кроются не в недостатке благ для содержания нескольких детей и их воспитания, а в особенностях индустриальной цивилизации, при которой дети постепенно теряют свою полезность для родителей.

Та роль детей в семье, которую они выполняли в течение тысячелетий, теперь (точнее, с XVIII века) переходит к другим социальным институтам.

Это глобальная проблема и решать ее придется, по-видимому, глобально, что не лишает нас возможности пытаться решить ее и в «отдельно взятой стране». Нашей. Но это будет трудно, долго и дорого. Придется во многом поменять весь образ жизни, повернуть его «лицом к семье»...

Смертность и средняя продолжительность жизни

Для измерения уровня смертности, так же как и рождаемости, используется система показателей, в которой самый простой показатель — общий коэффициент смертности — число умерших в календарном году в расчете на 1000 человек среднегодового населения, а самый наилучший (точный) показатель — средняя ожидаемая продолжительность предстоящей жизни при рождении.

Большой недостаток общего коэффициента смертности, как и других общих коэффициентов, — в его зависимости от возрастной структуры населения, в силу чего этот показатель чаще дезинформирует, нежели информирует. Профессионалы стараются этим показателем не пользоваться, во всяком случае, без дополнительной его обработки. Напротив, достоинством показателя средней ожидаемой продолжительности жизни является как раз независимость его от возрастной структуры населения.

 

До середины 1960-х гг. средняя продолжительность жизни населения и России, и СССР в целом неуклонно росла, и, казалось, что так будет продолжаться и впредь, тем более, что ее величина еще была далека от уровня, который мог считаться максимальным. Однако, достигнув во второй половине 1960-х гг. величины 64,32 года для мужчин и 73,55 лет для женщин, она стала неумолимо сокращаться как в России, так и в других союзных республиках, а также и в ряде восточноевропейских стран. В западных же странах и многих менее развитых, продолжительность жизни населения продолжала и продолжает расти.

В 2003 г. средняя продолжительность жизни россиян составила у мужчин 58,82 года, у женщин — 71,99, при этом у городского населения соответственно 59,20 и 72,28, у сельского — 57,78 и 71,22 (таблица 7).

Таблица 7 — Динамика средней ожидаемой продолжительности жизни (число лет) для новорожденных в России. [26]

Годы Все население Городское население Сельское население
Оба пола Муж. Жен. Оба пола Муж. Жен. Оба пола Муж. Жен.
1958—1959  67,91 62,99 71,45 67,92 63,03 71,48 67,84 62,86 71,30
1964—1965  69,61 64,60 73,34 69,46 64,70 73,02 69,42 63,78 73,49
1965—1966  69,50 64,32 73,41 69,44 64,59 73,14 69,14 63,32 73,49
1978—1979  67,72 61,66 73,11 68,17 62,46 73,17 66,32 59,62 72,61
1985—1986  69,26 63,83 73,99 69,61 64,46 74,00 67,86 61,76 73,55
1986—1987 70,13 64,91 74,55 70,32 65,38 74,44 69,09 63,21 74,40
1988 69,90 64,80 74,43 70,09 65,37 74,20 68,72 62,71 74,37
1989  69,57 64,21 74,47 69,89 64,75 74,49 68,45 62,60 74,19
1990  69,20 63,79 74,27 69,58 64,39 74,35 67,92 62,00 73,89
1991  69,01 63,46 74,27 69,39 64,06 74,33 67,73 61,70 73,87
1992  67,89 62,02 73,75 68,20 62,48 73,80 66,87 60,67 73,45
1993  65,14 58,91 71,88 65,42 59,25 71,97 64,28 57,94 71,51
1994  63,98 57,59 71,18 64,24 57,88 71,29 63,17 56,75 70,82
1995 64,64 58,27 71,70 64,84 58,48 71,76 64,06 57,70 71,50
1996 65,89 59,75 72,49 66,31 60,22 72,70 64,67 58,44 71,85
1997 66,64 60,75 72,89 67,19 61,43 73,10 65,10 58,94 72,29
1998 67,02 61,30 72,93 67,46 61,82 73,13 65,77 59,90 72,32
1999 65,93 59,93 72,38 66,39 60,41 72,65 64,62 58,63 71,55
2000 65,27 59,00 72,20 65,65 59,38 72,40 64,18 57,99 71,55
2001 65,29 58,96 72,34 65,66 59,34 72,50 64,20 57,90 71,79
2002 64,82 58,47 72,04 65,30 58,99 72,26 63,41 57,07 71,31
2003 65,07 58,82 71,99 65,50 59,20 72,28 63,88 57,78 71,22

 

В большинстве стране Запада средняя продолжительность жизни мужского населения превышает 70 лет, женского — 80 лет. [24]

По данным ежегодного Доклада ООН «О развитии человека» за 2004 год, наша страна по уровню средней продолжительности жизни мужчин занимает 119 место (из 175), а по уровню продолжительности жизни женщин — 85 место (данные относятся к 2002 году). [25]

Если учесть, что по критерию «индекса социального развития» в настоящее время в мире насчитывается 55 высокоразвитых стран, то это означает, что Россию опережают по уровню средней продолжительности жизни мужчин, кроме высокоразвитых стран, еще 64 страны из числа «развивающихся». По средней продолжительности женщин таких стран тоже немало — 30.

По сравнению с проблемой повышения рождаемости, проблема повышения средней продолжительности жизни относительно более проста, поскольку подавляющее большинство людей с нормальной психикой хочет иметь хорошее здоровье и жить как можно дольше.

В то же время, не отрицая самостоятельной социальной важности повышения уровня средней продолжительности жизни всего населения, преодоления отставания нашей страны (позорного отставания!) от всего развитого мира, представляет интерес определить действительную роль смертности (средней продолжительности жизни в воспроизводстве населения.

Среди отечественных специалистов сегодня живо дискутируется вопрос о роли рождаемости и смертности в воспроизводстве населения страны последних лет. Какая проблема острее: низкая рождаемость или относительно высокая смертность? Какую проблему надо решать в первую очередь?

Очень многие специалисты, даже иногда и весьма квалифицированные, в своих предложениях уповают в основном лишь на снижение уровня смертности, полагая таким путем исправить демографическую ситуацию. Как правило, их рассуждения опираются лишь на эмоции, а не на расчеты. Между тем ответить на вопрос: «рождаемость или смертность: что лечить в первую очередь?» — нетрудно, как мне представляется, с помощью уже известного нам индексного метода.

Для применения этого метода в данном случае полезным будет так называемый нетто-коэффициент воспроизводства населения, известный из учебников демографии:

Нетто-коэффициент воспроизводства населения (net reproduction rate) — количественная мера замещения материнского поколения дочерним. Рассчитывается как среднее число дочерей, рожденных женщиной за всю жизнь и доживших до возраста матери в момент их рождения при данных повозрастных уровнях рождаемости и смертности. Нетто-коэффициент воспроизводства населения равен брутто-коэффициенту воспроизводства населения, скорректированному с помощью чисел доживающих из таблицы смертности (В. М. Медков. «Демография». М. 2004.).

Он является наилучшим показателем воспроизводства населения именно потому, что складывается как соотношение лишь двух компонентов: рождаемости и смертности.

Другие факторы, прежде всего возрастная структура населения, в формуле его расчета не присутствуют. Отсюда с помощью простой системы индексов можно показать, в какой степени изменение величины нетто-коэффициента (т.е. уровня воспроизводства населения) за какой-либо период времени обусловлено изменением уровня рождаемости, а в какой — смертности.

Рассмотрим изменение нетто-коэффициента воспроизводства населения России за период с 1986—1987 гг. по 2001 г. включительно.

Выбор данного периода обусловлен простыми обстоятельствами. Увеличиваясь с конца 1970-х гг., нетто-коэффициент достиг к 1986-1987 гг. максимума (1,038), а затем стал снижаться, достигнув в 2001 г. величины 0,588. [27]

2001 год как конец периода принят просто потому, что это последний год, на который к моменту подготовки статьи имелись официальные публикации коэффииентов рождаемости, смертности и нетто-коэффициента воспроизводства населения, необходимых для данного расчета.

Построим систему индексов, характеризующих компоненты изменения нетто-коэффициента воспроизводства населения России за период с 1986—1987 по 2001 гг., используя его стандартную формулу:

[расчетная формула]

где:

R01986-1987
R02001
нетто-коэффициенты воспроизводства населения соответственно за 1986—1987 и 2001 гг.;
Fx возрастные коэффициенты рождаемости *;
Lx числа живущих женщин из таблиц смертности, которые и служат поправкой на смертность (или на дожитие до определенного возраста, что в данном случае одно и то же);
0,488 доля девочек среди новорожденных.

*Возрастные коэффициенты рождаемости — отношение соответственного числа родившихся за год у женщин данной возрастной группы к среднегодовой численности женщин этого возраста («Демография» — учебное пособие под ред. проф. В. Г. Глушковой. М. 2004).

Для расчета оказывается достаточным посчитать лишь один элемент уравнения, который представляет собой нетто-коэффициент при уровне возрастной рождаемости 2001 г. и смертности 1986-1987 гг. (т.е. при предположении о неизменности уровня смертности на протяжении 1986—2001 гг.).

Обращаясь вновь к системе индексов (в правой крайней части уравнения), отметим, что первый из двух индексов характеризует изменение величины нетто-коэффициента за счет изменения рождаемости, второй — за счет изменения смертности.

Результаты расчетов представлены в таблице 8.

Таблица 8 — Расчеты нетто-коэффициента воспроизводства населения России
при уровне рождаемости 2001 года и различных гипотезах об уровне смерности.

Возрастные группы (лет) Возрастные коэфф-ты рождаемости в 2001 г.,
FX2001
Пятилетние суммы чисел живущих женщин,  LX
(из таблиц смертности при различной величине средней ожидаемой продолжительности жизни при рождении)
F LX
 1LX
74,6 года
(1986—87) [28]
2LX
84,66 лет
(Япония, 2001)
F 1LX FX  2LX
15—19 0,0281 4,87499 4,97192 0,13699 0,13971
20—24 0,0954 4,86093 4,96633 0,46373 0,47379
25—29 0,0715 4,84498 4,95951 0,34642 0,35460
30—34 0,0392 4,82473 4,95109 0,18913 0,19408
35—39 0,0131 4,79593 4,93934 0,06283 0,06471
40—44 0,0024 4,75416 4,92185 0,01141 0,1181
45—49 0,0001 4,68913 4,89377 0,00047 0,00049
           
Итого: 1,21098 1,23919
R0 = 0,488 (Fx  Lx) = 0,591 0,604

 

При принятой нами гипотезе о неизменном уровне смертности 1986-1987 гг. и фактической рождаемости 2001 г. нетто-коэффициент воспроизводства населения составил бы в 2001 году 0,591, что всего на 0,003 больше фактического его значения за 2001 год.

Из этой, прямо скажем, ничтожной разницы можно видеть ничтожную роль повышения смертности в динамике воспроизводства населения России за рассматриваемый нами период.

Представим этот вывод в виде системы индексов. Подставим известные и рассчитанные величины нетто-коэффициентов в систему индексов и произведем расчет:

Запись расчета

В результате в правой части уравнения получаем два индекса. Первый из них отражает изменение нетто-коэффициента воспроизводства населения за счет изменения уровня рождаемости, второй индекс — то же за счет изменения смертности.

Вычитая полученные индексы из единицы и переведя результаты в проценты, определяем изменение нетто-коэффициента в структурном выражении.

–43,4% = –43,064% – 0,005%.

После корректировки получаем:

 –43,4% = –43,395% – 0,005%.

Отсюда следует вывод: за рассматриваемый период 1986—2001 гг. нетто-коэффициент воспроизводства населения России сократился в целом на 43,4%, в том числе на 43,395% — за счет снижения рождаемости, и на 0,005% — за счет роста смертности.

Если принять общее снижение нетто-коэффициента за 100%, то 99,9999% этого снижения обусловлено падением рождаемости, и лишь 0,0001% — ростом смертности.

 

Теперь, как говорится, усложним задачу. Рассмотрим вариант расчета при гипотезе самой низкой в мире на сегодняшний день японской смертности и, тоже самой низкой в мире, российской рождаемости. Подставим в ту же систему индексов соответствующий гипотетический нетто-коэффициент воспроизводства населения из таблицы 8:

Запись расчета

После корректировки окончательно получаем то же самое:

–43,4 = –43,4 – 0,03

Т.е. в этом варианте смертность также не играет никакой роли в динамике воспроизводства населения.

 

Между прочим, такой удивительный (для некоторых) факт довольно просто можно объяснить.

В настоящее время в России женщины рожают всех своих детей (все чаще — единственного ребенка) в основном в возрасте от 20 до 35 лет. В 2001 г. на этот возрастной интервал пришлось 80,5% всех живорождений. [29]

В то же время вероятность смерти в том же возрасте, вполне естественно, небольшая. Из общего числа женщин, умерших в 2001 г. (1 050 665 чел.), в возрасте от 20 до 35 лет их было 21 809 человек, или 2,1%. [30]

Можно без большого преувеличения сказать, что в указанном возрастном периоде почти никто из женщин не умирает, чему мы можем только радоваться, но не почивать безмятежно, помятуя о присутствующем здесь слове «почти».

Напротив, 96,3% женских смертей приходится на возрасты 50 лет и старше, когда детей уже не рожают (за исключением единичных случаев). Вот и вся разгадка ничтожного влияния смертности на современное воспроизводство населения.

Из наших простых выкладок можно, надеюсь, видеть, что роль сегодняшней, не очень благополучной смертности в нашей стране в изменениях воспроизводства населения весьма невелика. Смертность фактически потеряла демографическое значение, которым она обладала в течение тысячелетий.

Этим мы вовсе не хотим принизить значение борьбы со смертью. Нет, конечно, социальное, экономическое, политическое и прочее значение этой борьбы бесспорно. Но демографическое значение оказывается ничтожным.

За счет снижения уровня смертности, до сколь угодно низкого уровня (если только не до всеобщего бессмертия) исправить демографическую ситуацию абсолютно невозможно.

И даже сколько-нибудь ее улучшить. Это обстоятельство необходимо совершенно четко осознавать. Иначе мы рискуем потерять драгоценное время, силы и средства.

Сегодня главным фактором, от которого всецело зависит демографическая судьба нашей страны, является — рождаемость, семья.

Это очень трудная проблема. Для ее решения придется многое поменять в нашем образе жизни, в нашей культуре. Если это невозможно сделать, тогда Россия обречена.

Мы думаем, исторический опыт многих «модернизаций», как теперь модно стало говорить, некоторые из которых были успешными, должен внушать надежды на успех. Если только не рассчитывать на легкий успех...



 

[1] Послание Президента Российской Федерации  В. В. Путина Федеральному Собранию Российской Федерации, 25 апреля 2005 года — http://www.kremlin.ru/text/appears/2005/04/87049.shtml

[2] Источники данных:

  • 1989 г. — итоги Всесоюзной переписи населения 1989 г. по России на дату переписи 12 января 1989 г. — Краткая социально-демографическая характеристика населения РСФСР по данным Всесоюзной переписи населения 1989 года. М. Госкомстат России. 1991. С. 6—7;
  • 1992 г. — данные текущей государственной статистики на начало года — Численность, состав и движение населения в Российской Федерации. М. Госкомстат России. 1992. С. 54—56.
  • 2002 г. — итоги Всероссийской переписи населения 2002 г. на 9 октября 2002 г. — итоги Всероссийской переписи населения 2002 года. Том 1. Численность и размещение населения. М. Госкомстат России. 2002. С. 10.

[3] Демографический ежегодник России 2002. М. Госкомстат РФ. 2002. С. 20.

[4] Численность населения по переписи населения 1989 г. (на 12 февраля).

[5] Расчетная численность населения на начало года (1 января).

[6] Численность населения по переписи населения 2002 г. (на 9 октября).

[7] Рассчитано мной по «Демографическим ежегодникам России» за 1995—2002 гг. (М. Госкомстат России). Выбор 1994 г. в качестве начала расчетного периода обусловлен единственно наличием у меня исходных статистических материалов для расчетов.

[8] Демографический ежегодник России 2002. М. Госкомстат России, 2002. С. 65—66.

[9] Рассчитано мной по тому же источнику.

[10] Там же, с. 64—65.

[11] Данные сайта Росстата (так теперь называется Госкомстат РФ) http://www.gks.ru/

[12] Андреев Е. М., Дарский Л. Е., Харькова Т. Л. Демографическая история России: 1927—1959. М. 1998. С. 158, 160.

[13] Демографический ежегодник России 2002. М., Госкомстат России, 2002, с. 31

[14] Источники данных: Краткая социально-демографическая характеристика населения РСФСР по данным Всесоюзной переписи населения 1989 года. Часть  I. М., Госкомстат России. 1991. С. 31—33;

Возрастно-половой состав и состояние в браке. Итоги Всероссийской переписи населения 2002 года. Официальное издание. Том 2. М. Госкомстат России. С. 15—299.

[15] Там же, с. 31.

[16] Оценка половой структуры в терминах «хорошая» — «плохая» не направлена на дискриминацию какого-либо из полов и рассматривает половую структуру исключительно с точки зрения ее воздействия на возможности создания семьи. Как известно, мальчиков рождается больше, чем девочек и соотношение полов среди новорожденных константно, 105—107 мальчиков на 100 девочек, не зависит от географических, расовых, этнических, экономических, политических и прочих социальных характеристик.

Однако, по мере взросления людей, соотношение полов меняется в пользу численного преобладания женщин. Перевес численности мужчин над численностью женщин в возрастной структуре населения сохраняется тем дольше, чем выше средняя продолжительность жизни мужского населения, и чем меньше, при этом, разница в средней продолжительности жизни мужчин и женщин. Соответственно, чем выше возраст численного равенства полов, после которого преобладание мужчин сменяется преобладанием женщин, тем более положительно (с точки зрения условий для выбора брачного партнера женщинами) оценивается в демографии качество половой структуры населения.

[17] Данные за 1989 г. по федеральным округам пересчитаны мной в соответствии с их административной структурой по их состоянию после 2000 г.

Источники данных: Краткая социально-демографическая характеристика населения РСФСР по данным Всесоюзной переписи населения 1989 года. Часть  I. М. Госкомстат России. 1991. С. 66—94.

Возрастно-половой состав и состояние в браке. Итоги Всероссийской переписи населения 2002 года. Официальное издание. Т. 2. Таблица 2. М., Госкомстат России. 2004. С. 6—299.

[18] Методика расчета этих показателей здесь не приводится ради экономии места. Интересующиеся могут познакомиться с ней в любом учебнике или справочнике по демографии.

[19] За 1990—2001 гг. — Демографический ежегодник России. М. Госкомстат РФ. 2002. С. 55, 119.

За 2002 — 1-ый квартал 2005 г. — мои расчеты на основе данных, опубликованных на сайте Росстата в разделе «Россия в цифрах. Население» — http://www.gks.ru/bgd/regl/b07_13/IssWWW.exe/Stg/d01/04-02.htm

[20] 2003-й год выбран потому, что это последний по времени год, за который на сайте Госкомстата РФ имеются возрастные коэффициенты рождаемости, необходимые для данного расчета.

[21] http://www.gks.ru/scripts/regstat/1c1.exe?XXXX06F/1161.12.8.1.1/010170R

[22] Методика расчетов подробно описывается в учебниках демографии, см. в частности: Борисов  В. А. Демография. М. 1999. С. 145—150; 2001. С. 145—150; 2003. С. 164—169; 2005. С. 164—169.

[23] Борисов  В. А. Желаемое число детей в российских семьях по данным микропереписи населения России 1994 года // Вестник Московского университета. Серия 18. Социология и политология. М. 1997. № 2. С. 32.

[24] Демоскоп Weekly, № 205-206, 6-19 июня 2005 г. — http://www.demoscope.ru/weekly/2005/0205/barom05.php

[25] Доклад о развитии человека за 2004 год. Нью-Йорк, Программа развития ООН, Изд-во «Весь Мир». 2004. Таблица 24. С. 239—242. — http://hdr.undp.org/en/media/hdr04_ru_complete.pdf

[26] За 1958-2001 гг. — Демографический ежегодник России 2002. М. Госкомстат России. 2002. С. 105.

За 2002-2003 гг. — Российский статистический ежегодник 2004. М. Госкомстат России. 2004. С. 148.

[27] Демографический ежегодник России 2002. М. Госкомстат России. 2002. С. 116.

[28] Таблицы смертности и ожидаемой продолжительности жизни населения. М. Госкомстат СССР. 1989. С. 236.

[29] Демографический ежегодник России. 2002. М. 2002. С. 133.

[30] Там же, с. 162.


Дата публикации: 2005-12-01 00:02:48