Архив

Ценностные и репродуктивные ориентации молодежи

Социально-демографический портрет респондентов

Основные жизненные ценности молодых людей

Дифференциация молодежи различных возрастных групп по основным жизненным ценностям, % от числа опрощенных в половозрастных группах

Репродуктивные установки молодежи

Желаемое число детей у молодежи на сравниваемых территориях, % ответивших

Ожидаемое (планируемое) число детей в молодежных группах, % ответивших

Специфика проведенного выборочного обследования заключалась в попытке сравнения результатов социологического опроса молодежи в Ханты-Мансийском автономном округе (ХМАО-ЮГРЕ) и Свердловской области по одной и той же программе и схожему инструментарию. Социологическое обследование демографического поведения работающей и учащейся молодежи было проведено по заказу Департамента по делам молодежи Свердловской области Демографическим институтом (А.И.Кузьмин) в Свердловской области в августе-ноябре 2003 года с целью разработки социально-демографического прогноза молодежных групп населения.

 

Социально-демографический портрет респондентов

Осуществление научно-исследовательского проекта предполагало рассмотрение фактора географической специфики Свердловской области и ХМАО-Югры. Региональные особенности затрудняли сопоставление выборочной совокупности с данными, полученными по ХМАО в 2002—2003 гг. (1200 опрошенных). Количество опрошенных в Свердловской области в возрасте 14—30 лет составило 870 чел.

Характеристики выборки представлены в таблице 1.

Таблица 1 — Численность опрошенных молодых людей в возрасте 14—30 лет по муниципальным образованиям Свердловской области

Территории: Число анкет %
Екатеринбург 242 27,8
Нижний Тагил 188 21,6
Серов 60 6,9
Каменск-Уральский 46 5,3
Краснотурьинск 45 5,2
Красноуфимск 44 5,1
Североуральск 41 4,7
Первоуральск 37 4,2
Новоуральск 36 4,1
Карпинск 35 4,0
Артемовский 26 3,0
Турьинск 25 2,9
Каменск-Уральский район 24 2,8
Волчанск 13 1,5
Ирбит 8 0,9
Нет ответа 1
Итого : 870 100,0

 

Распределение опрошенных по полу выявило незначительное преобладание лиц женского пола (57,7 %). В сопоставляемых с ХМАО группах обследованной молодежи более представительными оказались возрастные группы 20—24 лет, что соответствует демографической статистике лиц молодежного возраста Свердловской области.

Распределение респондентов по возрасту, %:

Возрастные
группы
ХМАО СО
14—19 41,1 32,8
20—24 29,8 45,3
25—30 29,1 33,2
Итого: 100,0 100,0

 

Исследования в Свердловской области сфокусировано на самой трудной для социологического обследования категории «работающей молодежи». Однако сравниваемые социопараметры не были сильно деформированы в половозрастном аспекте и отражали специфику обследования. Несколько своеобразно повела себя выборка по образовательному цензу.


Таблица 2 — Уровень образования молодежи сравниваемых территорий (%)

Стандарты образования ХМАО СО В том числе: половозрастные группы молодежи
Муж. Жен. 14—19лет 20—24 года 25—30лет
Высшее 41,2 27,3 26,6 27,8 0,0 18,5 40,4
Незаконченное высшее
(учится в данный момент)
15,5 25,0 23,2 26,4 35,4 35,2 14,7
Среднее профессиональное (техникум) 19,9 20,2 20,6 19,8 14,6 21,6 20,9
Начальное профессиональное
(ПТУ, технический лицей)
8,4 14,4 14,2 14,6 22,9 12,8 12,9
Среднее общее
(11 классов школы)
10,8 10,0 10,7 9,4 16,7 9,3 8,9
Неполное среднее
(9 классов школы)
4,1 3,3 4,7 2,1 10,4 2,6 2,2
Итого: 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0

 

По уровню образования в ХМАО выборка имеет «перекос» в сторону высшего образования. Однако доля с незаконченным высшим в Свердловской области явно больше. Поэтому в сумме высшее и незаконченное высшее образование представлены среди опрошенных внушительно: в ХМАО — 56,7% и в Свердловской области — 52,3%, что выравнивает позиции по образовательному цензу опрошенных. Заметные различия в уровне образования имеют лица мужского и женского пола среди молодежи. Доля с высшим и незаконченным высшим у первых составляет 49,8% и у вторых — 54,2%. Но уровни образования юношей и девушек постепенно сближаются. Среди самых юных когорт молодежи каждый третий в настоящее время учится и получает высшее образование, зато в группе 25—30 лет с высшим образованием уже насчитывается 40 % опрошенных. Таким образом, разница по уровню образования респондентов выражена отчетливее, нежели по уровню материального и жилищного благосостояния.

Значительное место в программе исследования отводилось изучению специфики репродуктивного поведения. Особое влияние на репродуктивные ориентации молодых людей оказывают их жизненные цели (ценности).

Основные жизненные ценности молодых людей

Было обнаружено закономерное совпадение основных жизненных ценностей молодежи сравниваемых территорий. Молодежь Свердловской области, в отличие, от «северян» больше ориентирована на ценность детей и менее на сохранение своего собственного здоровья. Меньше оказалась ориентация молодежи СО на интересную работу (статистические различия в этом пункте имеют особую значимость, а разница составляет 5,7 %). Совпала ориентация на ценности свободы и независимости (17,7 %) и, что удивительно, на ценность высокого материального положения (23,6 %). Гипотеза о более высоком значении ценности материального достатка у молодежи Севера не подтвердилась.По своим ценностным, мировоззренческим ориентациям молодежь Свердловской области и Ханта-Мансийского округа оказалась одинаковой, хотя вариант статистического совпадения данных в принципе не исключен.

Таблица 3 — Основные жизненных ценности молодых людей
(в процентах от числа опрошенных обоего пола)

Основные
жизненные ценности
Территории обследования молодежи
ХМАО СО
Семья 67,6 67,7
Дети 24,2 26,3
Здоровье 57,2 49.9
Интересная работа 32,4 26,7
Жизненный успех 24,6 27,2
Почет и уважение 5,2 3,2
Желание приносить пользу людям 10,8 10,2
Свобода и независимость 17,7 16,4
Хорошие товарищи, друзья 31,4 29,2
Высокое материальное положение 23,6 22,4
Содержательный досуг 2,7 3,2

Отличительной чертой молодежи, является ориентация каждого третьего человека на ценность хороших товарищей и друзей (в сорокалетних и пятидесятилетних когортах значение этой ценности резко убывает по данным предшествующих выборочных обследований населения).

В гендерном аспекте следует отметить одинаково высокую ориентацию всей массы молодых людей на ценность детей (26,1 % и 26,4 % у «юношей» и «девушек»), на свободу и независимость (17,1 и 16,0 %, соответственно). Значимость семьи у представительниц «слабого пола», при одинаковой с юношами ориентации на ценность детей оказалась более высокой (69,2 %). Аналогичная ситуация наблюдается при ориентации на ценности: здоровья — 51,2 % (женщины более бережливо относятся к своему здоровью, нежели мужчины), жизненному успеху — 29,9 % и даже интересной работе (27,5 %).

Лица мужского пола, в своих жизненных ориентациях превзошли лиц женского пола по значимости друзей и материального положения. Особенно явно «мужское преимущество» в значимости ориентаций на жизненные ценности проявило себя в круге второстепенных или не самых главных ценностей, а именно: в отношении к успехам в бизнесе (13,8 против 6,2 %), в альтруистическом желании приносить пользу людям (11,7 против 9,1 %), в стремлении к почету и уважению (4,5 % против 2,9 %) и даже в ориентации на личную безопасность (6,3 против 3,8 %), что видно из таблицы 4.



Таблица 4 - Дифференциация молодежи различных возрастных групп по основным жизненным ценностям, % от числа опрощенных в половозрастных группах

Основные
жизненные ценности
(цели)
Возрастные группы, лет Группы молодежи по полу
14—19 20—24 25—30 мужской женский
Хорошая семья 64,7 70,4 67,1 65,8 69,2
Здоровье 44,2 53,0 50,0 48,0 51,2
Хорошие товарищи, друзья 41,1 28,3 21,0 31,5 27,5
Жизненный успех 28,6 29,6 22,8 23,4 29,9
Интересная работа 28,1 24,1 29,4 25,5 27,5
Высокое материальное
положение
22,3 22,5 23,2 24,0 21,3
Свобода и независимость 20,1 18,3 11,0 17,1 16,0
Дети 13,4 19,9 43,9 26,1 26,4
Успехи в бизнесе 12,0 11,2 5,3 13,8 6,2
Желание приносить
пользу людям
11,6 8,0 10,5 11,7 9,1
Личная безопасность 6,2 4,2 4,8 6,3 3,8
Почет и уважение 4,9 3,2 1,3 4,5 2,9
Содержательный досуг 1,8 2,9 1,8 3,6 2,2

 

Видно, что ценность здоровья в зрелых возрастных группах молодежи более высокая, нежели в возрастах до 20 лет. То же самое касается и ценности семьи. Причем, таковая у женщин выражена значимей, как и ценность здоровья.

Наиболее выпукло социокультурная дифференциация молодых и зрелых поколений молодежи выражена по отношению к базовым жизненным целям как: дети, и отчасти, семья; здоровье (и это очень бросается в глаза); хорошие товарищи и друзья; жизненный успех; свобода и независимость. В остальном так же наблюдается сильная дифференциация (особенно в отношении ориентаций на успех в бизнесе и на символы социального статуса). Все это ведет к формированию различной иерархии жизненных ценностей в молодежных группах населения Свердловской области.

В частности по трем выделенным нами группам молодежи картина различий в структуре жизненных ориентаций следующая:

Возрастные группы молодежи, лет
14—19 20—24 25—30
семья семья семья
здоровье здоровье здоровье
друзья успех в жизни дети
успех в жизни друзья работа
работа работа деньги
деньги деньги успех в жизни
свобода дети друзья
дети свобода свобода
успех в бизнесе успех в бизнесе альтруизм
альтруизм альтруизм успехи в бизнесе
безопасность безопасность безопасность
уважение уважение досуг
досуг досуг уважение

 

В группу базовых ценностей молодежи вошли семья и здоровье. Группа второстепенных и стабильных ценностей оказалась представленной целями безопасности, уважения и досуга. Причем значимость досуга в молодых семьях даже выросла.

Группа мобильных ценностей молодежи оказалась основной. Наиболее мобильными ценностями выступили: дети, хорошие товарищи (друзья), успех в жизни. Ориентации на такие цели, как «работа-деньги-успех в бизнесе», свобода и альтруизм относительно стабильны в молодежном социуме. Их положение изменяется в результате резкой смены ориентации молодежных групп (поколений) на значимость ребенка (детей) и друзей (товарищей, приятелей, ближайшего внесемейного окружения).

Репродуктивные установки молодежи

Семья как фактор жизнедеятельности и социализации молодого человека представлена в программе исследования в двух аспектах: в качестве семьи, в которой проживает молодой человек вообще и в качестве молодой семьи, в частности. Среди молодых людей, опрошенных в Свердловской области, 57,4 % не состояло в браке (в ХМАО данный показатель был выше из-за большего числа учащейся молодежи в выборке — 65,7 %). Доля, состоящих в браке полностью совпала в области и в округе — 26 %. Данные о доли состоящих в браки у юношей и девушек совпали.

Однако в Свердловской области оказалась выше доля, состоящих в неофициальном браке — 11,1% (тогда как в ХМАО -8,2%). Таким образом, отношение к институту брака достаточно уважительное, несмотря на распространяемые феминистическими кругами концепции доминирования «гражданского» брака.

Таблица 5 — Состояние респондентов в браке, % ответов в возрастной группе,
коэфф. Крамера — 0,380 (значим)

Состояние в браке Возрастные группы
14—19 20—24 25—30
Никогда не состоял в браке 91,9 64,8 17,9
Состою в официальном браке 3,6 16,9 56,7
Состою в неофициальном браке 4,1 15,0 13,8
Разведен(а) 0,5 2,9 11,2
Овдовел(а) 0,0 0,3 0,4
Сумма столбца: 100,0 100,0 100,0

 

Заметна очень сильная дифференциация молодежных групп по брачному состоянию. Удивляет, что 4,1 % учащихся уже состоят в неофициальном браке, тогда как только 3,6 % - в официальном. За этими цифрами кроются известные данные о распространении внебрачных половых отношений в подростковом периоде и у старшеклассников, чему посвящены десятки специальных социологических программ. Очевидно, что в старших когортах сосредоточено подавляющее число молодых семей.

Вопрос о наличии «братьев-сестер» в семье социализации молодого человека позволил выявить высокую долю двухдетности в родительских семьях молодых людей. Таковая составила 76,3%, тогда как родительские семьи с тремя детьми составили всего 7,6 %, а с большим числом детей — 1,5 %. Доля однодетных семей в родительских семьях была не большой — 14,5 %. Из числа опрошенных лиц мужского пола проживали в семьях только с братьями — 42,7%, с сестрами — 43,6 %, с братьями и сестрами — 57,3 % (43,6% жили в семьях, в которых проживал он сам и его сестры + прочие смешанные детские коллективы — 13,7 %).

Наличие брата или сестры существенно сказывается на проблемах социализации, воспитания и самочувствия молодого человека в семье.

Как было уже отмечено ранее ценность детей на фоне ценности семьи не высока и имеет тенденцию к снижению при переходе от старших к младшим поколениям. Обратимся к мнению молодых людей относительно числа детей, которые они хотели бы иметь, если бы для этого были созданы все необходимые условия.

 

Таблица 6 — Желаемое число детей у молодежи
на сравниваемых территориях (%)

Желают иметь детей: ХМАО СО
Одного 10,8 11,2
Двух 68,3 69,2
Трех и более детей 18,5 18,0
Ни одного 2,4 1,6
Среднее число детей
на одного опрошенного
2,120 2,124


Не составляет никакого труда сделать вывод о том, что уровень потребности в детях на территориях ХМАО и Свердловской области одинаков (совпадают и значимости ценности детей как основной жизненной ценности и цели жизни). В самых молодых поколениях молодежи среднее желаемое число детей оказалось ниже, чем в других молодежных группах (1,982 в расчете на одного опрошенного), в группе молодых людей 20—24 лет — 2,152 (с учетом доли ориентирующихся на отказ от рождения ребенка вообще) и в группе лиц 25—30 лет - 2,222 в среднем на респондента. При этом доля, ориентирующихся на рождение желаемых трех и более детей с возрастом увеличивалась с 14,2 % до 18,2% в группе 20—24-летней молодежи и до 21,8% в возрастном интервале 25—30 лет. Доля молодежи, не желающих иметь детей вообще, в самых молодых когортах опрошенных оказалась наибольшей — 3,9 %, тогда, как в тридцатилетних возрастах — всего 0,5%. Очевидно, что самые молодые поколения молодежи ориентированы при всех необходимых условиях на меньшее количество рождений. С течением времени будет рождаться меньшее количество желаемых детей и увеличиваться доля «отказных». Ориентация на «одного желаемого» ребенка в молодых поколениях самая высокая — 15,1%, тогда, как у тридцатилетних — 9,4%. Вместе с тем прослеживается устойчивая ориентация подавляющей части молодежи всех возрастных групп на желаемую двухдетную модель семьи.

Но существуют региональные условия жизни, препятствующие реализации в принципе одинаковой потребности в двух детях у молодых людей. Под влиянием социально-экономического положения молодых людей и формирующихся молодых семей в принципе одинаковая потребность в детях может выражаться в различающихся репродуктивных планах молодежи.

Таблица 7 — Ожидаемое (планируемое) число детей в молодежных группах (%)

Собираются иметь детей
(включая уже родившихся)
Территории В том числе: половозрастные группымолодежи
ХМАО СО мужч. женщ. 14—19лет 20—24года 25—30 лет 31—35лет*
Одного 19,1 28,1 23,5 31,2 27,7 20,1 26,8 41,2
Двух 63,9 58,5 57,6 59,1 50,6 70,6 60,9 58,9
Трех и более детей 12,3 8,8 12,5 6,3 11,7 18,2 9,3 -
Ни одного 4,6 4,6 6,4 3,3 10,0 1,0 2,9 -
Среднее число детей 1,900 1,760 1,825 1,718 1,700 2,152 1,815 нет данных

* — данные малорепрезентативны из-за малочисленности группы

Поразительная картина. При одной и той же потребности в детях возможности ее реализации, если судить по репродуктивным ожиданиям, различны на сравниваемых территориях.

Очевидно, что в ХМАО имеется больше ресурсов и созданы лучшие условия для реализации потребности в детях, что отражается, в свою очередь, на величине репродуктивных намерений и планах молодежи. Свердловская область проигрывает по этим возможностям, что сказывается уже на стадии формирования репродуктивной установки у молодых людей.

Следует отметить, что репродуктивные намерения самых молодых когорт молодежи очень низки и депрессивны. В возрастах ближе к 30 годам репродуктивные ожидания так же снижаются, но уже под влиянием ограничений со стороны возраста и здоровья. Фактическое число детей свидетельствует лишь об этапах становления молодой семьи в различных возрастных группах молодежи и сильно зависит от процента, находящихся в браке.

На момент опроса 75,4 % в ХМАО еще не имело детей, в Свердловской области таковых было 73,6 %. Уровни детности совпадали и составили 1,268 и 1,206, соответственно. Ни одного ребенка в группе 14—19 лет не имело 98,1 % молодых людей, в возрастной группе 20—24 лет таких было — 86,7 % и в группе 25—30 летних бездетных было всего 39,8 %. Одного ребенка имели в самой молодой группе 1,4 %, в 20-летних возрастах -12,7 % и в возрастах ближе к тридцати — 47,3%. В группе старше 30-ти лет, таковых уже наблюдалось 65% или две трети. Число двух детей на стадии молодой семьи составило всего 12,4 % и трех — менее процента (0,4%). Среднее фактическое число детей на этой стадии формирования семьи составляло 1,225, в группе «на выходе» из молодежного возраста среднее число детей в расчете на одного респондента достигало всего 1,361. Все это говорит об определенных возможностях демографической политики в отношении молодой семьи и имеющихся резервах ее роста в Свердловской области.

Открытый прожективный вопрос о качествах будущих поколений (детей): «Какие качества Вы хотели бы в первую очередь видеть (воспитать, сформировать ) у своих детей (в том числе будущих)?» не выявил заметной дифференциации в молодежных группах по возрастному цензу. Повышались лишь требования к культуре и этическим свойствам воспитуемого ребенка. Однако ответы на этот вопрос представляют интерес, поскольку вопрос не был закрытым и предполагал полную свободу в формулировках мнения о качествах поколений, т.е. отражал ментальность молодых людей. Сгруппировав ответы, мы получили следующие результаты по сравниваемым территориям.


Таблица 8 — Желаемые качества ребенка (будущих детей) по мнению респондентов (%)

Желаемые качества
будущего ребенка
Территории
ХМАО СО
Этические 51,2 66,6
Культурные 25,6 41,9
Волевые 13,5 29,3
Интеллектуальные 21,7 12,2
Трудовые 18,1 9,4
Обязательность 14,2 7,7
Активность 24,4 7,1
Другие 6,9 16,5

 

В Свердловской области большее значение отдается воспитанию этических и особенно культурных и волевых качеств ребенка. В Ханты-Мансийском автономном округе будущие и «действующие» родители отдают предпочтение таким качествам как проявление активности, обязательности, трудовому воспитанию и развитию интеллектуальных способностей. Вполне возможно, что за этим кроются особенности и проблемы социализации ребенка на «Северах» и на «Большой земле».


Дата публикации: 2010-02-01 01:18:51