Архив

Анализ демографической ситуации: тенденции и последствия

Успех государства почти во всех его сферах тесно связан с устойчивым демографическим развитием, обеспечивающим обществу жизненное воспроизводство человеческого потенциала. Эту очевидную истину в разное время настойчиво доказывали многие выдающиеся мыслители: А. Смит, Ж. Ж. Руссо, Ш. Монтескье, М. В. Ломоносов, Д. И. Менделеев и др. Однако в России на протяжении последних четырнадцати лет наблюдается обратная тенденция - население страны непрерывно сокращается.

За период 1992—2005 гг. естественная убыль населения России составила 11,2 млн. человек. Только за последний год депопуляция «стерла» с карты России население большого города — 735,5 тыс. чел.

В то же время эта цифра не отражает всей полноты демографических потерь, поскольку истинный размах депопуляции частично маскируется иммигрантами. Если же принять во внимание компенсирующую роль внешней миграции, то полный объем естественной убыли за прошедший год составит 843 тыс. человек.

Несмотря на ужасающее по своим масштабам сокращение численности населения, стоит отметить, что разрушительная демографическая инерция только набирает силу. В данный момент сокращение населения в определенной степени сдерживается благоприятной половозрастной структурой, образовавшейся в результате высокой рождаемости восьмидесятых. Последнее обстоятельство способствовало появлению в наши дни многочисленных брачных контингентов, чем и объясняется небольшой автоматический рост рождаемости в последние годы.

Однако запас этой демографической прочности на исходе: его влияние продлится не далее 2009—2012 гг., после чего при отсутствии эффективной демографической политики численность населения будет стремительно убывать. Начиная с 2010 г., ежегодный размер естественной убыли может превысить один миллион человек, а к 2025 г. эта цифра имеет все шансы вырасти почти в два раза (!).

Прогнозы

Очевидно, что существующая демографическая динамика не сулит российскому обществу ничего хорошего. Как показывают последние прогнозы, численность российского населения в ближайшие десятилетия может сократиться до критического уровня.

Так, по данным Института социально-политических исследований РАН численность населения Российской Федерации, при сохранении нынешних уровней рождаемости и смертности, может к 2025 г. сократиться с сегодняшних 142,7 млн. человек до 122 млн. человек. Вместе с тем, в данном прогнозе отмечается, что при дальнейшем росте смертности и снижении рождаемости численность россиян уменьшится на 28,8 млн. чел. и к концу указанного периода составит 113,9 млн. человек.

Драматическую перспективу обещают и все четыре варианта прогноза, разработанного специалистами ООН (World Population Prospect: The Revision 2004, далее WPP-2004). По мнению авторов WPP-2004, к 2025 г. количественный потенциал российского населения способен сократиться до следующих значений:

  • по верхнему (чрезвычайно оптимистическому) варианту — до 136, 6 млн. чел;
  • по среднему варианту — до 129,2 млн. чел;
  • по нижнему (наиболее вероятному) варианту — до 121,7 млн. чел
  • по варианту с постоянной рождаемостью — до 125,6 млн. чел.

 

В похожем ракурсе видит будущее и прогноз динамики численности российского населения, представленный демографом Владимиром Архангельским — специалистом Центра по изучению проблем народонаселения МГУ им. М. В. Ломоносова. По наиболее вероятному сценарию этого прогноза, население России сократится к 2025 г. до 124,6 млн. чел., а к 2050 г — до 90,6 млн. чел.

Особого внимания заслуживают расчеты кафедры социологии и демографии семьи МГУ им. М. В. Ломоносова, представленные заведующим кафедрой профессором Анатолием Антоновым. Все пять вариантов этого прогноза говорят о нарастании депопуляции и снижении численности населения. Рассматривая демографические перспективы России до 2050 г , данный прогноз допускает сокращение численности российского населения по разным вариантам от 83 млн. до 107,3 млн. человек.

Даже самый малоправдоподобный вариант последнего прогноза, представленного специалистами ООН (WPP-2004), является депопуляционным и предрекает России к 2050 г. сокращение населения до 134,5 млн. человек. В то же время, по мнению отечественных экспертов, такие прогнозные значения будущей численности российского населения выглядят, мягко говоря, утопичными из-за совершенно необоснованного оптимизма. Остальные варианты демографического прогноза ООН носят более взвешенный, но все равно несколько «наивный» характер. Так, по среднему варианту население России к середине века сократится до 111,7 млн. человек, по нижнему (более приближенному к реальности) варианту — до 92,4 млн. человек и по варианту с постоянной рождаемостью — до 98,2 млн. человек.

Таким образом, при дальнейшем развитии депопуляционных процессов население России к середине ХХI века сократится, по разным оценкам, на 30—60 млн. человек.

Тенденции

Глубокий кризис института семьи, выступающий первопричиной демографического неблагополучия и, в некоторой степени, тяжелое социально-экономическое положение обусловили развитие негативных демографических процессов, выраженное следующими тенденциями.

Рождаемость. За последний год в России наблюдалось снижение числа родившихся в 78 субъектах Российской Федерации. В 2005 г в России родилось 1460 тыс. чел., что на 42, 5 тыс. меньше, чем годом ранее (в 2004 г. родилось 1502,5 тыс. чел.). В то же время только для компенсации умерших в прошедшем году потребовалось бы 2303 тыс. рожденных, то есть на 843 тысячи больше, чем было зафиксировано.

Суммарный коэффициент рождаемости (СКР), представляющий число детей, рожденных в среднем одной женщиной, последние два года держится на уровне 1,34—1,35. Как известно, для обеспечения простого воспроизводства значение этого коэффициента должно составлять не менее 2,1. С сегодняшними показателями российская рождаемость является аномально низкой даже на фоне проблемных, в демографическом отношении, европейских стран: величина СКР во Франции составляет 1,85, в Норвегии — 1,78, в Дании — 1,74, в Великобритании, Швеции и Нидерландах — 1,66.

Наибольшее беспокойство вызывает то печальное обстоятельство, что угрожающе низкая рождаемость россиян, скорее всего, будет продолжать снижаться. Результаты социологических исследований свидетельствуют о дальнейшем снижении репродуктивных установок у будущих родителей, что вполне допускает падение рождаемости до значений СКР 0,6—0,8(!) уже в ближайшем десятилетии. Кстати, подобные показатели рождаемости в данный момент наблюдаются в китайских регионах — Макао и Гонконге.

Усугубляющим фактором демографической трагедии является беспрецедентно высокая для России внебрачная рождаемость (30% от общего числа рождений), которая выступает следствием массовой распространенности незарегистрированных сожительств.

Об изменении ценностных ориентаций на обзаведение семьей свидетельствует и сдвиг рождаемости к более поздним возрастам. Средний возраст матери при рождении ребенка на момент последней переписи населения (2002 г.) достиг 26,2 лет. С 1995 г. этот показатель повысился на 1,5 года и, судя по результатам социолого-демографических исследований, будет расти дальше. В ближайшей перспективе позднее материнство, может стать для России детородной нормой, как это имеет место во многих странах Европы, и, надо признать, что такой поворот событий только усложнит наше тяжелое демографическое положение.

Ярким показателем репродуктивной деградации является число совершаемых ежегодно абортов. Так, в 2005 году в России только по официальной статистике было прервано 1611 тыс. беременностей, что превысило число рождений на 151 тыс. чел. Число абортов в России до сих пор является одним из самых высоких в мире. Таким образом, большая часть беременностей в нашей стране ежегодно уходят в абортивную плоскость, способствуя тем самым ухудшению женского здоровья и нарастанию демографического кризиса.

Смертность и продолжительность жизни.За минувший год число смертей в России достигло 2303 тыс. и, таким образом, превысило число рождений в 1,6 раза (в 2004г. - в 1,5 раза), причем в 23 субъектах Российской Федерации это превышение составило 2,0—2,8 раза.

Несмотря на определяющую роль снижения рождаемости в причинах российской депопуляции, стоит отметить и крайне неблагоприятную динамику в отношении смертности. Потери российского населения в настоящий момент в немалой степени обусловлены феноменальным по европейским меркам уровнем смертности. В начале ХХI века Россия характеризуется чрезвычайно низкой продолжительностью жизни и отстает по этому показателю от десятки наиболее развитых стран мира на 15—19 лет для мужчин и на 7—12 лет для женщин.

По средней продолжительности жизни мужчин Россия сегодня занимает 136-е место в мире, а по продолжительности жизни женщин — 91-е место. При этом в стране наблюдается колоссальный разрыв в продолжительности жизни мужчин (58,8 года) и женщин (72 года): 13,2 года.

Такой огромной разницы нет ни в одной стране мира, что является свидетельством не только демографического, но и социального неблагополучия. Впрочем, за усредненными показателями скрываются еще более грустные региональные цифры: в Тыве ожидаемая продолжительность жизни мужчин не дотягивает даже до 49 лет, в иркутской области пределы мужского «долгожительства» находятся на уровне 53,9 года, а в читинском регионе — 54 лет. Самые худшие женские показатели отмечаются в регионах Крайнего Севера и Дальнего Востока — ниже 70 лет.

За период так называемых реформ (1985—2003 гг.) продолжительность жизни мужчин в России снизилась на 4,1 года, женщин — на 1,6 года. Эти цифры говорят, прежде всего, о том, что в постсоветский период сокращение продолжительности жизни оказалось в целом выше, чем за предшествовавшие двадцать лет — 1965—1984 гг.

В полной мере феномен российской смертности проявляется в трудоспособных возрастах: в отличие от большинства стран, находящихся в сопоставимых с Россией экономических условиях, смертность россиян в 3—5 раза выше для мужчин и более чем вдвое для женщин. В сравнении же с развитыми странами мужская смертность в трудоспособных возрастах у нас выше в 10 (!) раз, женская — более чем в 4 раза.

До 80% смертей в России приходится на долю сердечно-сосудистых заболеваний, злокачественных новообразований, отравлений алкоголем и травм. Особое место в структуре российской смертности занимают неестественные причины. Только за прошлый год около 40 тыс. человек погибли в результате транспортных травм, 36 тыс. человек стали жертвами отравления алкоголем, 35,5 тыс. умерли от убийств и 46 тыс. — от самоубийств.

Брачность и разводимость. Данные статистики убедительно свидетельствуют о последовательном сокращении числа браков. Например, за 1990—2000 гг. их абсолютное число в России сократилось на 422,2 тыс. или на 32%, в то время как контингенты молодых возрастов увеличились на 1,2 млн. чел. Показательно, что по сравнению с 1959 г. брачность сократилась вдвое и в настоящее время находится на довольно низком уровне. Реализация потенциала брачности (максимально возможного количества браков при данной половозрастной структуре) за период с 1958 по 1994 гг. сократилась в 2,3 раза — с 22,4% до 9,7%.

Подвергся существенным изменениям и средний возраст вступления в брак. За межпереписной период (1989—2002 гг.) этот показатель повысился: для мужчин на два года, для женщин — на полтора и составил 25,8 года для женихов и 23,1 года для невест.

Резко отрицательную роль в демографическом развитии России продолжает играть рост числа внебрачных сожительств. Так называемых «гражданских браков» в России по самым скромным подсчетам насчитывается около 3 млн. или каждый десятый. Демографический эффект этого явления легко оценить, если учесть, что уровень рождаемости в незарегистрированных союзах в два раза ниже, чем в легитимных браках.

Зеркальным отражением разрушения семейных ценностей является динамика разводов. Итогом девальвации ценности семейного образа жизни стал почти трехкратный рост числа разводов за сравнительно небольшой промежуток времени: с 1,5 — в 1960 г. до 4,4 в 1992 г. в расчете на 1000 человек. Аналогичный разрыв по сравнению с 1960 г. наблюдался и в 2004 г.

Несмотря на определенные колебания, показатель разводимости держится на достаточно высоком уровне: ежегодно расторгается около 600—700 тыс. зарегистрированных браков, из них более 30% приходится на молодые супружеские пары, состоявшие в браке до 5 лет.

Начиная с 1976 г. абсолютное количество разводов в нашей стране не опускалось ниже 0,5 млн. Однако пиковых значений расторжение браков достигло в период депопуляции. Так, уже в 1992 г. данный показатель впервые превысил 600 тыс., а в 2002 г. вырос до 853,6 тыс. На фоне снижающейся брачности такие значения разводимости выглядят просто ошеломляюще. Для сравнения: в том же 2002 г. абсолютное количество заключенных браков составило всего 1019,8 тыс.

Прошедший год не стал исключением: в 2005 г. в России было зафиксировано 604,7 тыс. разводов, что составило около 60% от заключенных в том же году браков (1,066 млн).

Старение населения. Из двух типов демографического старения: старения снизу, которое является закономерным результатом снижения рождаемости и старения сверху — как следствия увеличения продолжительности жизни, Россия, безусловно, принадлежит к первому.

Согласно международным критериям, население страны считается старым, если численность лиц в возрасте 65 лет и старше превышает 7%, а в возрасте 60-лет и старше — 12%.

В настоящее время около 14% жителей нашей страны пребывают в возрасте 65 лет и старше, а численность 60-летних и старше составляет более 20% от общей численности населения. В целом за период с 1959 по 2002 гг. численность пожилых (60-летних и старше) в России выросла с 10,8 млн. чел. до 27,1 млн., то есть на 151,4%, а их удельный вес увеличился ровно в два раза (с 9,2 %до 18, 4%). На начало 2004 г. каждый пятый житель России находился в пенсионном возрасте (29,3 млн. человек)..

Показательно, что по сравнению с численностью пожилой части населения численность детей и подростков до 16 лет в 2004 г. была на 4,3 млн. или на 17% меньше.

За межпереписной период более чем на 3 года вырос средний возраст россиян. По данным Всероссийской переписи 2002 г. «среднему» российскому жителю на то момент было 37,9 года.

Более интенсивными темпами в «общероссийском старении» отличается сельское население. Различие в удельном весе пожилых среди сельского и городского населения в 2002 г. выражалось следующими цифрами: 22,6% — в сельской местности против 19,8% — в городской среде.

Вызывает беспокойство существенный дисбаланс между численностью старших возрастных групп мужчин и женщин. Из-за мужской сверхсмертности число мужчин в расчете на 1000 женщин в возрасте 60 лет и старше в 2002 г составляло 529, в то время как в европейских странах в том же году на 1000 женщин приходилось свыше 700 мужчин.

Неоднородна и региональная специфика «российского старения». Самыми старыми являются регионы Центральной России (Тульская, Смоленская, Московская, Калужская, Брянская, Орловская, Псковская, Новгородская и др. области). В некоторых из перечисленных регионов(например, в Тульской области) доля «стариков» превышает 25% от общей численности населения. Одновременно в ряде восточных и северных регионов доля пожилого населения намного ниже и находится в интервале от 3,4% до 9%(Ямало-Ненецкий, Чукотский, Таймырский, Эвенкийский, Корякский АО, Магаданская область), что связано с активным оттоком пожилого населения из этих регионов. Близкие по значению показатели «старения» характерны для Чечни, Ингушетии и Тывы. Однако здесь определяющее значение в формировании благоприятной возрастной структуры принадлежит высоким, по среднероссийским меркам, показателям рождаемости. В большинстве остальных регионов процентные значения демографического старения варьируют от 10%-14,5% до 18,1%-20,7%.

По некоторым оценкам, ускоренный характер демографического старения в нашей стране может привести к увеличению доли 60-летних и старше до 35—40% уже к середине века.

 

 

Демографическая нагрузка. С проблемой демографического старения тесно связана еще одна негативная тенденция: рост демографической нагрузки на трудоспособное население.

Демографическая нагрузка может иметь различное значение: положительное — когда нагрузка детьми превышает нагрузку пожилыми и, наоборот, крайне отрицательное — в случае преобладания нагрузки пожилыми. В российской версии демографической нагрузки, к сожалению, доминирует отрицательный компонент.

Показатель общей демографической нагрузки в 2004 г. составил 604 человека на 1000 чел. трудоспособного населения, в том числе нагрузка детьми — 278 и людьми пенсионного возраста - 326 чел. При этом смягчающим обстоятельством стала возросшая к началу 2004 г. почти на миллион численность населения в трудоспособном возрасте (89,9 млн. человек). Без этого увеличения доля пенсионеров была бы еще выше.

Динамика коэффициента демографической нагрузки в России имеет свои отличительные особенности. Если раньше данный показатель вселял надежды на устойчивое социально-экономическое развитие, то по мере снижения рождаемости ситуация менялась не в лучшую сторону. Начиная с 1959 на 1000 трудоспособных жителей приходились следующие пропорции нетрудоспособных: 1959 г. — 714 чел., из которых 512 были дети и 202 — пожилые; 1970 г. — 786 чел. (511 детей и 275 пожилых); 1979 г. - 655 чел.(385 детей и 270 пожилых); 1989 г. — 755 чел.(430 детей и 325 пожилых); 1995 г. — 760 чел.(404 ребенка и 356 пожилых); 2000 г. — 686 чел.(336 детей и 350 пожилых); 2001 г. — 663 чел. (320 детей и 343 пожилых); 2002 г. — 648 чел.(306 детей и 342 пожилых); 2003 г. — 629 чел.(292 ребенка и 337 пожилых).

По данным 2002 г., за период между двумя последними переписями происходило систематическое снижение нагрузки детьми: в 1989 г. их доля в общей нагрузке составляла 57%, но уже к 2002 г. она сократилась до 47%, а доля пожилых, напротив, выросла с 43% в 1989 г. до 53% в 2002 г.

В региональном разрезе данный коэффициент представлен перевесом жителей старших возрастов над численностью населения в дотрудоспособном возрасте в 50 российских регионах. Наибольший перевес в 2004 г. наблюдался в Тульской области и Санкт-Петербурге — 1,8 раза, Рязанской области и Москве — 1,7 раза, Воронежской, Ивановской, Тверской, Псковской, Ярославской, Московской, Тамбовской и Владимирской областях — 1,6 раза. Самая низкая доля пожилых наблюдается в Дальневосточном федеральном округе — 211 чел., при суммарной демографической нагрузке — 537 чел.

При проведении межгосударственных сравнений в рамках СНГ установлено, что нагрузка детьми наиболее высока в среднеазиатских государствах (от 592 до 793 детей на 1000 чел. трудоспособного возраста), где сохраняется высокая рождаемость. В свою очередь, нагрузка трудоспособного населения пожилыми наиболее высока на Украине, в России, Белоруссии, Грузии(от 181 до 202 чел.)

Прогноз относительно демографической нагрузки для России, как и ожидалось, неутешителен: в ближайшем будущем произойдет существенное увеличение демографической нагрузки со стороны людей старших возрастных групп. По расчетам специалистов Института социально-политических исследований к 2025 г. соотношение пожилых к трудоспособному населению возрастет на четверть: с 322 в 2005 г. до 406 к 2025 г. Суммарная нагрузка(детьми и пожилыми) увеличится при этом с 600 до 700 чел. на 1000 трудоспособных.

 

Миграция. Россия постсоветского периода характеризуется радикальной сменой вектора миграционного движения. Особенно ярко об этом свидетельствуют процессы, происходящие в регионах Севера и Дальнего Востока.

С 1926 по 1959 год население Дальнего Востока за счет внутренней миграции выросло в три раза, тогда как население РСФСР за этот же период увеличилось лишь на 27%. В последующие десятилетия (60—80-е годы) миграционный приток увеличил население Дальнего Востока еще на 64%.

Однако, со временем миграционные процессы приобрели иную направленность. В настоящий момент в 26 регионах Севера и Дальнего Востока отмечается отток населения в европейские области России. Если доля Сибирского и Дальневосточного федеральных округов в 1989 г. составляла 19,7% в общей численности населения страны, то уже к началу 2004 г. она снизилась до 18,4%. Сегодня на Дальнем Востоке проживает на 17% жителей меньше, чем в 1989 г.

«Оголение» этих территорий усугубляет проблему интенсивной иммиграции из сопредельных стран. Угрожающий вид приобретает проблема «китайской экспансии». Только на Севере Китая проживает около 150 млн. чел., в то время как весь Дальний Восток России населяет около 7 млн. чел. При этом плотность населения с российской стороны границы составляет 1,1 чел./кв.км., а в приграничных районах Китая — 125 чел./кв.км.

Между тем, неконтролируемая миграция и свойственные ей угрозы присущи не только дальневосточному региону. Известно, что по абсолютному объему иммиграции наша страна занимает второе место в мире среди стран — крупных миграционных реципиентов. По приему иммигрантов нас опережает только США — государство с давними традициями иммиграции и лучшей в мире системой ассимиляции мигрантов. Масштабы миграционного движения в России настораживают своей стихийностью: за период 1992—2005 гг. только в поле зрения официальной российской статистики попали 7,2 млн. иммигрантов. Даже, если согласиться со спорным допущением, будто большинство приехавших (около 2/3) — этнически русские, то, так или иначе, получается, что по официальным (далеко не полным) данным с начала девяностых к нам въехало почти 2,5 млн. людей с иной культурой и ментальностью. В то же время, по оценкам ряда экспертов, численность незаконных иммигрантов, пребывающих на территории Российской Федерации, доходит до 15 млн.(!) чел. Иными словами, численность нелегальных иммигрантов составляет 10,5% от населения страны. Учитывая, что основными центрами миграционного притяжения являются крупные городские агломерации (в основном, Московская и Ленинградская области), не сложно спрогнозировать чем чревато подобное изменение этнических пропорций для коренного населения этих регионов и для страны в целом.

Неблагоприятная ситуация сложилась и в эмиграционной сфере. С 1992 г. по настоящий момент Россию покинуло 3,4 млн. чел. В основном это были квалифицированные специалисты, пополнившие экономически активное население и интеллектуальный потенциал других стран.

Урбанизация. На протяжении всего ХХ столетия в России происходил интенсивный процесс роста численности городского населения. По первой Всероссийской переписи населения (1897 г.) в современных границах России насчитывалось 430 городов. К настоящему времени общее число городов возросло в 2,5 раза, а число крупных городов — более чем в 20 раз. На сегодня в России имеется около 1100 городов, 70% из которых появились в социалистический период.

Из страны с подавляющим большинством сельских жителей Россия превратилась в высокоурбанизированное государство, где в сельской местности проживает всего лишь 27% населения. За период с 1926 по 1989 гг. доля горожан выросла с 18% до 73%, то есть более чем в 4 раза. Перепись населения 2002 г., при неизменном с момента предпоследней переписи 1989 г. соотношении городских и сельских жителей (73% и 27%), обнаружила значительное нарастание концентрации городского населения в крупнейших городах страны.

Огромный демографический урон, нанесенный насильственной урбанизацией и индустриализацией советской эпохи, состоит в разрушении вековых семейных традиций, включая традиционный для России тип рождаемости.

Демографические потери, вызванные урбанизацией, связаны, прежде всего, с революционными изменениями в области рождаемости. Анализ динамики суммарного коэффициента рождаемости(СКР) городских и сельских жителей свидетельствует о более высоких репродуктивных установках жителей села. Значения СКР для горожан и жителей села за сорокалетний период дают об этом ясное представление: 2,07 — для городского населения и 3,38 — для сельского в 1959 г.; соответственно 1,73 и 2,53 в 1970 г.; 1,7 и 2,5 в 1980 г.; 1,54 и 2,38 в 1991 г.; 1,17 и 1,48 в 2001 г.

Кроме всего прочего, непродуманное демографическое донорство со стороны села привело к обезлюживанию целых территорий и интенсивному старению сельского населения. Урбанизация, превратившись в глобальную тенденцию, продолжает и дальше вносить свой деструктивный вклад в демографическое развитие России.

 

Ухудшение здоровья населения. Демографический потенциал государства в немалой степени зависит от качественных характеристик населения, из которых важнейшее значение принадлежит его здоровью. Высокий уровень смертности, отсталость здравоохранения и ряд других негативных обстоятельств делает данное утверждение для России особенно актуальным.

Одним из важнейших факторов ухудшения здоровья нации является малодетность российских семей. Существует известный медицинский факт: дети первой очередности рождения обладают худшими показателями здоровья по сравнению с детьми последующих очередностей. В связи с этим, возникают вполне обоснованные опасения, что преобладание доли первенцев среди родившихся приведет к существенному ухудшению психофизиологических характеристик населения.

Непосредственное влияние на рождаемость оказывает высокий уровень распространения бесплодия. По этой причине в России ежегодно рождается на 300 тыс. детей меньше. В данный момент в нашей стране этим недугом страдает более 5 млн. супружеских пар или каждая седьмая семья. Надо отметить, что не последняя роль в таком положении дел принадлежит массовому распространению абортов. Как уже сообщалось выше, по официальной информации, только за последний год количество прерываний беременности в России составило 1,6 млн.

Немаловажную роль в процессе ухудшения здоровья россиян, в том числе репродуктивного возраста, играет чрезмерное употребление алкоголя. Именно с этой причиной тесно связан высокий уровень смертности от заболеваний системы кровообращения, занимающих лидирующее место в структуре российской смертности. Среднедушевое потребление алкоголя в России в 2 раза превышает уровень, определенный Всемирной организацией здравоохранения как опасный. По данным экспертов, на 100 тысяч населения в нашей стране приходится 1656 больных алкоголизмом.

Чрезвычайно негативное влияние на здоровье россиян продолжает оказывать курение, которому подвержены около 70% мужчин и 30% женщин. Специалисты оценивают ситуацию в этой области как неблагоприятную, сообщая при этом, что 52% всех онкологических заболеваний связаны с табакокурением.

К остальным факторам, ухудшающим здоровье россиян и, так или иначе, негативно влияющим на демографическую ситуацию, следует отнести: наркоманию, беспорядочные половые связи, перегрузку негативной информацией, высокий уровень травматических происшествий, некачественное питание, ограниченную подвижность, нервное напряжение и т.д.

Последствия *

Геополитический аспект. Россия обладает пятой частью мировых запасов ресурсов, их потенциал оцениваются в 140 трлн. долларов США. При современном уровне ВВП этих ресурсов хватит на 300—350 лет, а при удвоении ВВП — более чем на 200 лет.

Наличие в России природных богатств — это её плюс. Но размещение этих ресурсов в восточных и северных слабо освоенных районах — это её минус. Сохранение природных ресурсов в Азиатской части страны, их использование нынешними поколениями, а также теми, которые будут жить через 50—100 и более лет, требует поддержания определенного уровня заселенности или освоенности этих территорий. В то же время демографический потенциал центральной части страны существенно подорван и не имеет необходимых переселенческих ресурсов.

В условиях нарастающей глобализации Россия не может не считаться с вызовами окружающего мира. Один из них коренится в росте населения стран Юго-Восточной Азии, Ближнего Востока и ряда других регионов, благодаря чему Россия с её огромными слабо освоенными пространствами оказывается в весьма невыгодном положении.

Второй регион демографического давления на Россию находится за пределами её южных границ. Там формируется мощное сообщество исламских государств. К середине ХХI века в Казахстане, Средней Азии, Азербайджане, Афганистане, Ираке, Саудовской Аравии, других арабских странах зоны Персидского залива, Иране, Пакистане и Турции численность населения превысит один млрд. человек, причем в трех последних государствах она превысит число жителей России. Концентрация многомиллионных армий безработных в этих странах может существенно изменить геополитическую ситуацию, вызвать мощную миграционную экспансию, на которую Россия должна будет реагировать в соответствии с международными нормами.

По всему периметру государства, начиная с Сахалинской области и заканчивая Калининградским анклавом, соседи претендуют на российские территории. Очевидно, что приграничные районы тем больше вызывают соблазн, чем меньше они заселены гражданами России. Особенно это касается Дальневосточных и частично Сибирских рубежей в прошлом интенсивно заселяемых, а ныне теряющих свое население.

Сохранение территориальной целостности России будет зависеть, в первую очередь, от её оборонного потенциала, который должен обеспечить адекватное реагирование на все военные угрозы как локального, так и глобального характера. К концу первого десятилетия ХХI века формирование вооруженных сил станет одной из труднейших задач. После 2006 г. начнется резкое сокращение численности 18-летних молодых людей — потенциальных призывников на воинскую службу — вдвое за предстоящие 10 лет с 1,3 млн. до 644 тыс. После этого она будет возрастать, но в очень небольшой степени, и к началу 2025 г. составит 760 тыс. чел. При этом, надо иметь в виду, что на те же возрастные контингенты претендуют не только вооруженные силы, но и силовые структуры, экономика, образование, культура и т.д.

Экономические аспекты необходимости преодоления депопуляции обусловлены, прежде всего, потребностью России в трудоспособном населении. Исходя из постулата об удвоении за десятилетие ВВП, в течение пятилетия темп роста должен составить 1,416, иными словами, среднегодовой темп должен быть не ниже 7%. Средний темп повышения производительности труда в 2001—2002 годах составлял 3,2% ежегодно. В 2003—2004 гг. темпы роста составляли 6,8% и 6,3%, хотя ничего ни в структуре экономики, ни в технической оснащенности не произошло, выросли только цены на энергоносители. В странах со сходными с Россией характеристиками, на рубеже ХХ-ХХI веков среднегодовые темпы повышения производительности труда не превышали 5%. Это предельный реальный уровень для России в ближайшей перспективе. Если такими темпами в предстоящие 6—7 лет будет расти производительность труда в российской экономике, то, чтобы обеспечить увеличение ВВП на нужные 7,2%, надо чтобы численность занятого населения возрастала ежегодно на 2%.

При дальнейшем нарастании негативных тенденций в рождаемости и смертности, численность экономически активного населения к 2010 г. сократится по сравнению с 2005 г. на 3,6 млн. человек, а к 2015 г. — еще на 7 млн. (за 10 лет — на 10,6 млн. человек). Второе пятилетие будет обвальным с точки зрения формирования трудового потенциала страны. При таком сокращении численности экономически активного населения удвоение за десятилетие ВВП представляется весьма проблематичным.

В условиях сокращения численности экономически активного населения объем ВВП может быть увеличен (при темпах роста производительности труда 4—5%) в 2006—2010 г. лишь в 1,177—1,234 раза, в следующее пятилетие в 1,138—1,193 раза. Более того, даже при мифическом увеличении производительности труда на 7%, ожидаемый в ближайшее пятилетие рост ВВП — 1,403 — все же будет меньше того, что необходим для достижения поставленной цели удвоения ВВП. Таким образом, трудонедостаточность России уже в ближайшие 8—10 лет станет решающим ограничением её планов вернуться в сообщество экономически развитых стран. Частичный выход — в увеличении масштабов внешней трудовой миграции. Но вопрос в том, может ли привлечение, как правило, неквалифицированной рабочей силы способствовать технологическому прорыву российской экономики и чем обернутся те издержки, которые несет в себе ставка на мигрантов?

Отдельной проблемой является увеличение финансового давления на экономику страны, связанного с пенсионным обеспечением. Повышенные темпы старения российского населения уже в ближайшем будущем заставят правительство пойти на повышение пенсионного возраста. Но даже такая непопулярная мера вовсе не гарантирует сохранение возможности выполнения государством пенсионных обязательств. К сожалению, в условиях депопуляции давать какие-либо гарантии в данной сфере представляется крайне сложным.

Социальные и гуманитарные аспекты демографического кризиса обусловлены тем, что растущие потери населения в результате сверхсмертности являются оборотной стороной ухудшения качества населения. Увеличение численности и расширение состава маргинальных групп населения, с одной стороны, и рост преимущественно среди них рисков смертности от предотвратимых причин, с другой, являются основным источником роста смертности в современной России. Речь идет о возвращении на повестку дня проблем здоровья, характерных для развивающихся стран, которые Россия успешно свела к минимуму в советский период.

Масштабы сложившейся социальной базы маргинального типа смертности и сохранение социальной политики, не препятствующей ее дальнейшему разрастанию, могут привести к тому, что к концу первой трети XXI в. страна в целом может иметь такой же облик с точки зрения продолжительности жизни населения, как и современная Тува. Международные аспекты этой проблемы выглядят столь же впечатляюще. С современного 136 места для мужчин и 91 для женщин (из 191 страны предоставляющей соответствующую статистику) Россия к концу первой трети XXI в. может переместиться на 162 и 136 место соответственно. Таким образом, при сохранении сложившихся трендов смертности, а именно: при продолжении ее роста, обусловленного маргинализацией социальной структуры общества, Россия займет место в нижней трети списка стран мира по критерию продолжительности жизни населения, списка, который включает наименее развитые государства Африки и Латинской Америки.

Еще одним важнейшим социальным следствием превращения маргинального типа смертности в общенациональный является тенденция постепенного формирования практически однополого, а именно — женского населения. В наиболее активных возрастах (20—59 лет) женский перевес к 2025 г. может достичь соотношения 1148 женщин на 1000 мужчин. Среди пожилых людей старше 60 лет он может превысить двукратный разрыв (2323 женщины на 1000 мужчин). Социальные последствия этих диспропорций очевидны — снижение брачности, как фактор дальнейшего падения рождаемости; неполные семьи в результате преждевременной смерти мужчин; снижение доходов в таких семьях и ухудшение возможности для воспитания детей; перспектива раннего овдовения, как фактор, ограничивающий число детей в семьях; одиночество в пожилых возрастах, как фактор ухудшения физического, психического и социального самочувствия пожилых людей и т.д.

Резюмируя, следует подчеркнуть, что анализ демографической ситуации — это реальная картина, показывающая, что Россия уже многие годы находится в глубоком демографическом кризисе: рождаемость находится на одном из самых низких уровней в мире; растет и без того высокая смертность; возрастающими темпами сокращается численность населения и соответственно снижается доля страны в мировом населении; обезлюживаются геополитически важные территории, что может привести к их потере или увеличению хищнического, браконьерского использования находящихся там ресурсов; к подрыву оборонной мощи государства и безопасности её граждан; к еще большей незащищенности границ, увеличению проникновения в страну наркотиков, оружия, контрабанды, нелегалов, террористов и др. Все это ведет к потере государством своего статуса и деградации его населения.

Именно поэтому, Россия нуждается не просто в оздоровлении демографической ситуации, а в создании условий для стабилизации и роста её населения.

 


 

*  При подготовке раздела «Последствия» были использованы материалы Общероссийской общественной организации «Деловая Россия».


Дата публикации: 2006-03-13 08:26:29